ПравообладателямРусская литература и психоанализ, Ранкур-Лаферьер Даниэль
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Даниэль Ранкур-Лаферьер djvu   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

Дениэл Ранкур-Лаферьер - современный американский литературовед, русист. В его книгу вошли работы, посвященные самым известным русским писателям: Пушкину, Лермонтову, Гоголю, Достоевскому, Льву Толстому, Солженицыну... Выводы западного ученого, опирающегося в своих исследованиях на методы классического и неклассического психоанализа (М.Кляйн, Д.-В.Винникот, X.Кохут, М.Малер, Дж.Боулби и др.), могут кого-то шокировать и даже возмутить. Но вместе с тем они дают богатую пищу для размышлений, позволяют совершенно по-новому взглянуть на такие хрестоматийные литературные персонажи, как Евгений Онегин, Татьяна Ларина, Пьер Безухов, гоголевские Шпонька и Хома Брут... В том включена и сенсационная биография "Лев Толстой на кушетке психоаналитика", рассказывающая о знаменитом писателе с совершенно неожиданной стороны.

В целом издание дает представление о том, как развивается на Западе психоаналитическое литературоведение. Книга чрезвычайно интересна не только тем, кто изучает различные аспекты сексуальности и эротики, пронизывающих русскую культуру, но и всем, кто хотел бы глубже понять известные художественные произведения.

DJVU. Русская литература и психоанализ. Ранкур-Лаферьер Д.
Страница 745. Читать онлайн

Здесь не место рассматривать в деталях результаты многочисленных исследований, проведенных в клинических условиях и послуживших основанием для приведенных выше замечаний (подробнее об этом см.: Rancour Laferriere 1995: гл. 5), зато есть смысл вспомнить, что Толстому, фактически лишенному материнской любви, пришлось с младенчества довольствоваться общением с женщинами, которые заменяли ему мать. Ero взаимоотношения с матерью, пока она не ушла в мир иной, и с женщинами, замещавшими ее как при жизни, так и после кончины, доставляли ему немалую душевную боль. Столь непростая ситуация, в какой он оказался еще на доэдиповой стадии своего развития, создавала еще более благоприятные условия для возникновения и развития мазохизма, чем общая обстановка в России, где из поколения в поколение поощрялось подчинение индивида коллективу, проповедовалась покорность судьбе, прославлялось страдание и так далее. Если прибавить к этому и чувство вины Толстого за ощущавшиеся им матереубийственные импульсы, то будет и вовсе проблематично представить себе, как он смог бы уберечься от мазохистских фантазий и мазохизма в своем поведении.

В связи с вышесказанным стбит упомянуть и о своеобразной русской традиции пеленать младенцев. Этот обычай, распространенный среди крестьянства еще с незапамятных времен, соблюдался и в дворянских семьях, прибегавших к услугам нянь из крестьянок, и до недавних пор сохранялся даже у горожан. Пеленки — узкие полосы ткани, в которые заворачивали (пеленали) младенца сразу же после ero появления на свет,- задерживали выделения ребенка и, кроме того, не позволяли ему двигать руками и ногами. Малыш, у которого оставалось открытым лишь лицо, был, таким образом, заключен в своего рода кокон, заменявший ему материнское чрево. Спеленутое дитя не только принуждали подчиняться не зависящим от него обстоятельствам, но и приучали мириться с тем, что не нравится, — в общем, готовили к будущей жизни. Как я утверждал в другой своей работе, подобная практика внесла свой вклад в широкое распространение у взрослых русских мазохизма, проявлявшегося как в их поступках, так и в образе мышления (см.: Rancour-Laferriere 1995: 116 — 121).

Во времена Толстого в семьях русских дворян детей пеленали, как правило, не матери, а женщины, подменявшие их. В автобиографическом очерке, написанном в 1878 году, Лев Николаевич делится теми ощущениями, что он испытывал, когда еще в самом нежном возрасте лежал завернутый в пеленки:

745

Обложка.
DJVU. Русская литература и психоанализ. Ранкур-Лаферьер Д. Страница 745. Читать онлайн