ПравообладателямРусская литература и психоанализ, Ранкур-Лаферьер Даниэль
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Даниэль Ранкур-Лаферьер djvu   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

Дениэл Ранкур-Лаферьер - современный американский литературовед, русист. В его книгу вошли работы, посвященные самым известным русским писателям: Пушкину, Лермонтову, Гоголю, Достоевскому, Льву Толстому, Солженицыну... Выводы западного ученого, опирающегося в своих исследованиях на методы классического и неклассического психоанализа (М.Кляйн, Д.-В.Винникот, X.Кохут, М.Малер, Дж.Боулби и др.), могут кого-то шокировать и даже возмутить. Но вместе с тем они дают богатую пищу для размышлений, позволяют совершенно по-новому взглянуть на такие хрестоматийные литературные персонажи, как Евгений Онегин, Татьяна Ларина, Пьер Безухов, гоголевские Шпонька и Хома Брут... В том включена и сенсационная биография "Лев Толстой на кушетке психоаналитика", рассказывающая о знаменитом писателе с совершенно неожиданной стороны.

В целом издание дает представление о том, как развивается на Западе психоаналитическое литературоведение. Книга чрезвычайно интересна не только тем, кто изучает различные аспекты сексуальности и эротики, пронизывающих русскую культуру, но и всем, кто хотел бы глубже понять известные художественные произведения.

DJVU. Русская литература и психоанализ. Ранкур-Лаферьер Д.
Страница 788. Читать онлайн

И я падаю духом, не радуюсь» (Там же: 145). Появляются мысли о смерти. Двадцать первого сентября он пишет, датифуя запись следующим Знали, 22 сентябрем: «Если буду жив» (из дневниковой записи от 22 сентября; Там же: 14б). В общем, все вернулось на круги своя: аналогичные записи появлялись в дневнике и до публичного чтения «Крейцеровой сонаты» 31 августа и 1 сентября. Смещение в дневнике даты записи последнего процитированного текста — по своему характеру конечно же исключительно нарциссический прием: ведь даже в том случае, если бы Лев Толстой ~с дожил до следующего дня, дата записи все равно осталась бы той же!

Самое примечательное, на мой взгляд, заключается в том, что 21 сентября его осенила новая идея — убрать из повести сцену убийства: «Окончательно решил переделать, не надо убийства» (Там же: 145). Однако, как отмечают редакторы Юбилейного собрания сочинений, нет ни одной редакции или чернового наброска «Крейцеровой сонаты», в котором она отсутствовала бы (см.: Там же: 32б). Впрочем, писатель недолго носился с идеей изъять из своего сочинения кровавый эпизод. И это понятно: трудно представить себе данное произведение без сцены насилия, являющейся, по существу, кульминацией всего повествования. К тому же не надо забывать и того, что с самого начала Позднышев пробуждает к себе интерес у читателей признанием, что он — убийца, и продолжает поддерживать ero более чем странным философствованием об «убийственной» природе человеческой сексуальности (ниже я выскажу предположение, почему Толстой на короткое время отказался от первоначального замысла описать в повести убийство).

К 23 сентября сцена убийства была восстановлена и с тех пор уже никогда не вымарывалась. В то же время, продолжая работать над восьмой, черновой, редакцией, Толстой снова проникается заботой о спасении собственной души и укоряет себя за то, что, пусть и недолго, испытывал радость после публичного чтения седьмой редакции: «Да, хочется умереть. Виноват. Я б<ыл> в упадке духа, главное, от того, что как будто забыл свое дело жизни: спасти, блюсти душу» (из дневниковой записи от 21 сентября; Там же: 14б). Спустя два дня он говорит, что ядовитые нападки, коим он подвергается, приносят ему немалую пользу, поскольку помогают жить в благочестивой манере. То есть они позволяют вести себя в соответствии с ero мазохистскими наклонностями. Как мы уже видели, пространное письмо Черткову от 2б сентября изобилует призывами к нравственному мазохизму.

Обложка.
DJVU. Русская литература и психоанализ. Ранкур-Лаферьер Д. Страница 788. Читать онлайн