ПравообладателямРусская литература и психоанализ, Ранкур-Лаферьер Даниэль
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Даниэль Ранкур-Лаферьер djvu   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

Дениэл Ранкур-Лаферьер - современный американский литературовед, русист. В его книгу вошли работы, посвященные самым известным русским писателям: Пушкину, Лермонтову, Гоголю, Достоевскому, Льву Толстому, Солженицыну... Выводы западного ученого, опирающегося в своих исследованиях на методы классического и неклассического психоанализа (М.Кляйн, Д.-В.Винникот, X.Кохут, М.Малер, Дж.Боулби и др.), могут кого-то шокировать и даже возмутить. Но вместе с тем они дают богатую пищу для размышлений, позволяют совершенно по-новому взглянуть на такие хрестоматийные литературные персонажи, как Евгений Онегин, Татьяна Ларина, Пьер Безухов, гоголевские Шпонька и Хома Брут... В том включена и сенсационная биография "Лев Толстой на кушетке психоаналитика", рассказывающая о знаменитом писателе с совершенно неожиданной стороны.

В целом издание дает представление о том, как развивается на Западе психоаналитическое литературоведение. Книга чрезвычайно интересна не только тем, кто изучает различные аспекты сексуальности и эротики, пронизывающих русскую культуру, но и всем, кто хотел бы глубже понять известные художественные произведения.

DJVU. Русская литература и психоанализ. Ранкур-Лаферьер Д.
Страница 64. Читать онлайн

та же сноска названа «типичной гоголевской мистификацией»). Судя по всему, в русском фольклоре нет такого существа, как Вий, как, впрочем, и в фольклоре славянских народов нет гномов. Таким образом, данная, якобы достоверная, сноска введена Гоголем для настраивания читателя на определенные ожидания. Последний остается в подвешенном состоянии: ему крайне невразумительно и скупо объяснили, кто такой Вий, так что придется прочесть еще несколько десятков страниц, прежде чем это существо собственной персоной взойдет на сцену, то есть читателя вынуждают ждать появления упомянутого в начале пухленькой повести персонажа почти до самого ее конца.

И читатель ждет и все это время помнит вступительное примечание. Или, выражаясь точнее, не допускает того, чтобы собьггийный ряд повествования вьггеснил из ero памяти образ Вия. Где-то подспудно ero постоянно мучает вопрос: какое отношение имеет Вий к таинственным событиям, о которых говорится в повести? То есть какое отношение он имеет к скачке ведьмы по степи на спине Хомы, смерти дочери казацкого старшины, странному поручению читать отходную и молитвы три ночи кряду над мертвой девушкой и т. д.? Читатель не может не поддаться соблазну и начинает строить собственные догадки касательно того, что же связывает Вия с повествовательным рядом. Быть может, Вий состоит в тайном сговоре с ведьмой/панночкой? Возможно, у него общие дела с упрямым, грозным сотником? Лишь в конце повести болезненное любопытство читателя, кажется, полностью удовлетворено. Так, когда Вий пронзает убийственным взором Хому Брута и вскрикивает: «Вот он!», читатель тоже бросает взгляд на наконец-то представленный Гоголем образ и восклицает про себя с эпистемофилическим' ликованием: «Вот он! Вот Вий!»

Но что-то настораживает нас в восклицании читателя. Сила восклицания несоразмерна скудному описанию Вия Гоголем. Если бы читателя попросили дать портрет Вия, он, верно, вслед за Николаем Васильевичем сказал бы немногое: тяжелая поступь, массивная фигура, засыпанная черной землей, длинные, опущенные до самой земли веки, железные лицо и рука — да еще бы повторил те семь слов, что произнес Вий. Характер этого хтонического персонажа не развит, и его появление на сцене явно ничем не мотивировано. Как замечает Ф.К. Дриссен: «<...> с появлением этой фигуры повествование резко обрывается» (Driessen 1965: 164).

Нам, следовательно, предстоит отыскать ответ на вопрос: чем же все-таки мотивирован приход Вия? Ответ может быть

Обложка.
DJVU. Русская литература и психоанализ. Ранкур-Лаферьер Д. Страница 64. Читать онлайн