ПравообладателямРусская литература и психоанализ, Ранкур-Лаферьер Даниэль
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Даниэль Ранкур-Лаферьер djvu   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

Дениэл Ранкур-Лаферьер - современный американский литературовед, русист. В его книгу вошли работы, посвященные самым известным русским писателям: Пушкину, Лермонтову, Гоголю, Достоевскому, Льву Толстому, Солженицыну... Выводы западного ученого, опирающегося в своих исследованиях на методы классического и неклассического психоанализа (М.Кляйн, Д.-В.Винникот, X.Кохут, М.Малер, Дж.Боулби и др.), могут кого-то шокировать и даже возмутить. Но вместе с тем они дают богатую пищу для размышлений, позволяют совершенно по-новому взглянуть на такие хрестоматийные литературные персонажи, как Евгений Онегин, Татьяна Ларина, Пьер Безухов, гоголевские Шпонька и Хома Брут... В том включена и сенсационная биография "Лев Толстой на кушетке психоаналитика", рассказывающая о знаменитом писателе с совершенно неожиданной стороны.

В целом издание дает представление о том, как развивается на Западе психоаналитическое литературоведение. Книга чрезвычайно интересна не только тем, кто изучает различные аспекты сексуальности и эротики, пронизывающих русскую культуру, но и всем, кто хотел бы глубже понять известные художественные произведения.

DJVU. Русская литература и психоанализ. Ранкур-Лаферьер Д.
Страница 706. Читать онлайн

жет исходить лишь изнутри, из личного опьгга, имевшего месго в далеком прошлом и не связанного никак непосредственно со «шлюпаньем» как таковым. Остается предположить, что, поскольку сам Позднышев, скорее всего, не имел никогда возможности «шлюпать», сося грудь матери, он всякий раз испьггывал чувство гнева по отношению к жене, образу ero матери, когда та начинала «шлюпать», попивая, скажем, тот же чай. Впоследствии, когда после очередного скандала эта женщина убежит из дому на целый день, Позднышев, оставшись один, предастся о~а.гьньг.г4 занятиям — станет курить одну за другой папиросы и пить (сперва чай, затем — водку и вино). Энн Кристина Пиготг отмечает вполне справедливо, что подобное поведение является свидетельством «орального расстройства» (см.: Pigott 1992: 58). Однако, по нашему мнению, наиболее ужасающий оральный образ Позднышева представлен в третьей и восьмой редакциях повести, в том месте, где главный герой еще только намеревается рассказать своему попутчику («рассказчику»), как он совершил убийство жены:

Лицо [Позднышева] стало совсем другое, глаза жалкие, совсем чужие, носу почти нет, и усы и борода поднялись к самым глазам, а pom стал ог~алгный, страшный» (Толстой 1928 — 1958727: 381; курсив мой. — Д P.-Л.; см. также: Там же/27: 324, 413, на последней странице говорится: «Он всхлипывал и трясся молча передо мной. Лицо его сделалось тонкое, длинное и рот во всю ширину его»).

В данном случае Позднышев предстает перед нами в образе некоего доэдипова малыша огромных размеров, который, широко разинув рот, просит мать дать ему молока, а весь мир- любить ero.

5.4. Гомосексуальный элемент

По мнению Позднышева, поворотным моментом в ero отношениях с женой было принятие ею решения не иметь больше детей, хотя на это она пошла лишь потому, что врачи категорически запретили ей рожать. Здесь Василий придерживается тех самых взглядов, которые заранее навязал ему ero создатель. В дневниковой записи от 2 июля 1889 года Лев Николаевич, рассуждая о своих планах относительно «Крейцеровой сонаты», замечал: «Запрещение рожать надо сделать центр<альным> местом. Она без детей доведена до необходимости пасть» (Толстой 1928 — 1958/50: 102).

Обложка.
DJVU. Русская литература и психоанализ. Ранкур-Лаферьер Д. Страница 706. Читать онлайн