ПравообладателямРусская литература и психоанализ, Ранкур-Лаферьер Даниэль
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Даниэль Ранкур-Лаферьер djvu   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

Дениэл Ранкур-Лаферьер - современный американский литературовед, русист. В его книгу вошли работы, посвященные самым известным русским писателям: Пушкину, Лермонтову, Гоголю, Достоевскому, Льву Толстому, Солженицыну... Выводы западного ученого, опирающегося в своих исследованиях на методы классического и неклассического психоанализа (М.Кляйн, Д.-В.Винникот, X.Кохут, М.Малер, Дж.Боулби и др.), могут кого-то шокировать и даже возмутить. Но вместе с тем они дают богатую пищу для размышлений, позволяют совершенно по-новому взглянуть на такие хрестоматийные литературные персонажи, как Евгений Онегин, Татьяна Ларина, Пьер Безухов, гоголевские Шпонька и Хома Брут... В том включена и сенсационная биография "Лев Толстой на кушетке психоаналитика", рассказывающая о знаменитом писателе с совершенно неожиданной стороны.

В целом издание дает представление о том, как развивается на Западе психоаналитическое литературоведение. Книга чрезвычайно интересна не только тем, кто изучает различные аспекты сексуальности и эротики, пронизывающих русскую культуру, но и всем, кто хотел бы глубже понять известные художественные произведения.

DJVU. Русская литература и психоанализ. Ранкур-Лаферьер Д.
Страница 635. Читать онлайн

Как показала Лора Энгельштейн, проблема в том, что как раз «наука»-то и не рекомендовала ничего подобного. Заявление Толстого свидетельствует в действительности лишь о том, что он имел довольно смутные представления о медицине конца XIX века, рекомендовавшей мужчинам лишь изредка вступать в половые сношения (см.: Engelstein 1992: 221, 228). Одного только этого факта достаточно, чтобы понять: все, что говорит Толстой о сексуальности, — скорее всего, лишь плод его собственной фантазии, нежели серьезный социологический комментарий, предполагающий личную ответственность автора за каждое сказанное им слово.

Осуждение молодых людей, посещавших проституток, не было для нашего героя простой пропагандой некой абстрактной идеи: поступая так, он искренне надеялся, что, проникнувшись теми же чувствами, что и он, близкие, дорогие ему люди последуют ero заветам. Льву Николаевичу, в часпюсти, очень хотелось, чтобы его сыновья не общались с проститутками и оставались целомудренными вплоть до женитьбы. В изданных в 1914 году своих воспоминаниях Илья Львович Толстой показывает весьма убедительно, сколь важным в эмоциональном отношении был этот вопрос для ero отца в конце 80-х годов:

Я не забуду того, как один раз в Москве он сидел и писал в моей комнате за моим столом, а я невзначай забежал туда для того, чтобы переодеться.

Моя кровать стояла за ширмами, и оттуда я не мог видеть отца.

Услыхав мои шаги, он, не оборачиваясь, спросил:

- Илья, зто ты?

- Я.

- Ты один? Затвори дверь. Теперь нас никто не усльшпгг, и мы не видим друг друга, так что нам не будет стыдно. Скажи мне, ты когданибудь имел дело с женшинами?

Когда я ему сказал, что нет, я вдруг услышал, как он начал всхлипывать и рыдать, как маленький ребенок.

Я тоже разревелся, и мы оба долго плакали хорошими слезами <...> (Толстой 1914: 203).

Вспоминая об этом, Илья Львович писал: «<...> я эту минуту считаю одной из самых счастливых во всей моей жизни» (Там же). Он искренне радовался тому, что вел себя именно так, как желал ero отец. Сам же Лев Николаевич, верный своим идеям регламентации взаимоотношений между полами, был бесконечно благодарен судьбе за то, что имел сексуально непорочного сына.

635

Обложка.
DJVU. Русская литература и психоанализ. Ранкур-Лаферьер Д. Страница 635. Читать онлайн