ПравообладателямРусская литература и психоанализ, Ранкур-Лаферьер Даниэль
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Даниэль Ранкур-Лаферьер djvu   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

Дениэл Ранкур-Лаферьер - современный американский литературовед, русист. В его книгу вошли работы, посвященные самым известным русским писателям: Пушкину, Лермонтову, Гоголю, Достоевскому, Льву Толстому, Солженицыну... Выводы западного ученого, опирающегося в своих исследованиях на методы классического и неклассического психоанализа (М.Кляйн, Д.-В.Винникот, X.Кохут, М.Малер, Дж.Боулби и др.), могут кого-то шокировать и даже возмутить. Но вместе с тем они дают богатую пищу для размышлений, позволяют совершенно по-новому взглянуть на такие хрестоматийные литературные персонажи, как Евгений Онегин, Татьяна Ларина, Пьер Безухов, гоголевские Шпонька и Хома Брут... В том включена и сенсационная биография "Лев Толстой на кушетке психоаналитика", рассказывающая о знаменитом писателе с совершенно неожиданной стороны.

В целом издание дает представление о том, как развивается на Западе психоаналитическое литературоведение. Книга чрезвычайно интересна не только тем, кто изучает различные аспекты сексуальности и эротики, пронизывающих русскую культуру, но и всем, кто хотел бы глубже понять известные художественные произведения.

DJVU. Русская литература и психоанализ. Ранкур-Лаферьер Д.
Страница 560. Читать онлайн

ре С.И. Ожегова «тоска» определяется как «душевная тревога„соединенная с грустью и скукой» (Ожегов 19б8: 792). То есть одно это русское слово «тоска» может выражать и тревогу, и такие депрессивные чувства, как грусть и скука. В этом же слове звучат также и обертоны, напоминающие о разлуке и смерти. В 1871 году Толстой в письме Софье Андреевне следующим образом описывает тоску: «Ощущение, которое я не могу лучше передать, как то, что душа с телом расстается» (Толстая 1978в: 47). Мысли о смерти конечно же возникают у каждого, кто находится в депрессивном состоянии.

В дальнейшем, особенно когда речь пойдет о художественном отображении Толстым пережитого в Арзамасе, под понятием «тоска», всей многозначности которого не в состоянии передать ни одно английское слово, мною будет подразумеваться в основном «депрессивная тревога»".

Итак, в Арзамасе Толстой подвергся резко выраженному приступу тоски, или, точнее, депрессивной тревоги. Атака была исключительно серьезной и длилась два дня (см.: Толстой 1928- 1958/83: 167). Наш герой и ранее оказывался в состоянии, близком к депрессии (например, после смерти брата Николая в 18бО году или во время работы над «Войной и миром», когда неоднократно испытывал упадок духа)~', но, несомненно, ничего подобного тому, что довелось ему пережить в Арзамасе, с ним никогда до того не случалось. Арзамасская атака была особой, резко отличной от всего того, с чем приходилось ему сталкиваться прежде, о чем можно судить хотя бы по тому, что все последующие приступы той же природы именовались Толстым «арзамасской тоской»"'.

Из процитированного выше отрывка из письма к Софье Андреевне можно увидеть, что Толстой объясняет свою атаку продолжающейся разлукой с женой и остальными членами семьи.,1(ва вопроса, с которых начинается этот пассаж, позволяют предположить не только то, что Лев Николаевич все еще не получил от жены ни одного письма, но и то, что причиной атаки могло послужить как раз то обстоятельство, что от Софьи Андреевны не было никаких весточек. В этих вопросах можно проследить и тональность, отдающую суеверием. Вполне возможно, что атака, которой он подвергся, была вызвана тем, что Лев Николаевич вообразил себе что-то плохое, что могло бы с ней произойти («Не случилось ли что?»)". Объективно, однако, испьггывавшаяся Толстым тревога за Софью Андреевну была тогда не главным в его тяжелом психическом состоянии: просто, разлучившись, хоть и ненадолго, с близки-

Обложка.
DJVU. Русская литература и психоанализ. Ранкур-Лаферьер Д. Страница 560. Читать онлайн