ПравообладателямРусская литература и психоанализ, Ранкур-Лаферьер Даниэль
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Даниэль Ранкур-Лаферьер djvu   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

Дениэл Ранкур-Лаферьер - современный американский литературовед, русист. В его книгу вошли работы, посвященные самым известным русским писателям: Пушкину, Лермонтову, Гоголю, Достоевскому, Льву Толстому, Солженицыну... Выводы западного ученого, опирающегося в своих исследованиях на методы классического и неклассического психоанализа (М.Кляйн, Д.-В.Винникот, X.Кохут, М.Малер, Дж.Боулби и др.), могут кого-то шокировать и даже возмутить. Но вместе с тем они дают богатую пищу для размышлений, позволяют совершенно по-новому взглянуть на такие хрестоматийные литературные персонажи, как Евгений Онегин, Татьяна Ларина, Пьер Безухов, гоголевские Шпонька и Хома Брут... В том включена и сенсационная биография "Лев Толстой на кушетке психоаналитика", рассказывающая о знаменитом писателе с совершенно неожиданной стороны.

В целом издание дает представление о том, как развивается на Западе психоаналитическое литературоведение. Книга чрезвычайно интересна не только тем, кто изучает различные аспекты сексуальности и эротики, пронизывающих русскую культуру, но и всем, кто хотел бы глубже понять известные художественные произведения.

DJVU. Русская литература и психоанализ. Ранкур-Лаферьер Д.
Страница 347. Читать онлайн

с 1805 по 1820 год, то есть на протяжении всего действия романа. Ее национальность и общественное положение неизвестны. Русская она или иностранка? Дворянка ли она или дворовая девка графа Безухова? Толстой не удовлетворяет на сей счет любопьггство пьггливого читателя. Однако по данному поводу можно сделать несколько небезосновательных предположений.

В «Войне и мире» Толстой подробно рассказал о матерях многих других главных персонажей. Вспомните, например, графиню Ростову, преданную своим детям — Наташе, Николаю, Петру и Вере. У Курагиных — Анатоля, Ипполита, Элен- есть мать: о ней, хоть в личностном плане она и неинтересна, упомянуто. Анна Михайловна, мать князя Бориса Друбецкого, является, конечно, главной фигурой в зачине романа, где она некоторым образом временно берет на себя функцию матери Пьера. Однако настоящую родительницу Пьера нигде не сыскать — это факт, который непременно должен отразиться на читательском восприятии Пьера; данное обстоятельство отмечено немногими литературоведами"'.

То, что у Безухова нет матери, — скорее всего, следствие личных переживаний писателя. Родная мать Толстого умерла, когда будущему автору «Войны и мира» не исполнилось и двух лет от роду"'. У него не сохранились воспоминания о ней, однако он возводит ее на пьедестал и не способен «без слез говорить» о ней (см.: Толстой 1928 — 1958/5б: 134; см. также: Гусев 1954: 60; Semon 1984: 459 — 4б7). С позиций психоанализа в данном случае наблюдается вытеснение воспоминаний, но не чувств. Несколько строк, написанных Толстым в 190б году на клочке бумаги, дают представление о силе этого чувства:

К кому же прильнуть? Сделаться маленьким и к матери, как я представляю ее себе.

Да, да, маменька, к<отор>ую я никогда не называл еще, не умея говорить. Да, она, высшее мое представление о чистой любви, но не холодной божеской, а земной, теплой, материнской. К этой тянулась моя лучшая, уставшая душа. Ты, маменька, ты приласкай меня.

Все это безумно, но все это правда (Толстой 1928 — 1958/55: 374).

Трудно представить более выразительное описание собственных чувств по поводу отсутствия материнской любви. Столь откровенное проявление естественного чувства редко услышишь даже с кушетки психоаналитика. Подобное переживание не могло не отразиться на Пьере, которого Толстой оставил без матери.

347

Обложка.
DJVU. Русская литература и психоанализ. Ранкур-Лаферьер Д. Страница 347. Читать онлайн