ПравообладателямРусская литература и психоанализ, Ранкур-Лаферьер Даниэль
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Даниэль Ранкур-Лаферьер djvu   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

Дениэл Ранкур-Лаферьер - современный американский литературовед, русист. В его книгу вошли работы, посвященные самым известным русским писателям: Пушкину, Лермонтову, Гоголю, Достоевскому, Льву Толстому, Солженицыну... Выводы западного ученого, опирающегося в своих исследованиях на методы классического и неклассического психоанализа (М.Кляйн, Д.-В.Винникот, X.Кохут, М.Малер, Дж.Боулби и др.), могут кого-то шокировать и даже возмутить. Но вместе с тем они дают богатую пищу для размышлений, позволяют совершенно по-новому взглянуть на такие хрестоматийные литературные персонажи, как Евгений Онегин, Татьяна Ларина, Пьер Безухов, гоголевские Шпонька и Хома Брут... В том включена и сенсационная биография "Лев Толстой на кушетке психоаналитика", рассказывающая о знаменитом писателе с совершенно неожиданной стороны.

В целом издание дает представление о том, как развивается на Западе психоаналитическое литературоведение. Книга чрезвычайно интересна не только тем, кто изучает различные аспекты сексуальности и эротики, пронизывающих русскую культуру, но и всем, кто хотел бы глубже понять известные художественные произведения.

DJVU. Русская литература и психоанализ. Ранкур-Лаферьер Д.
Страница 752. Читать онлайн

Толстой, не сознавая того, всю жизнь испытывал ненависть к матери, значит, он постоянно ощущал и чувство вины. Это чувство, как правило, овладевало им не только при желании вступить в половое сношение с женщиной (как полагал он, ero мать умерла из-за того, что имела половые сношения), но и при получении орального удовлетворения (ведь мать не кормила его грудью). Так что мы опять не должны удивляться тому, что призывы отказаться от половых актов сопровождались у писателя в той или иной мере и борьбой против потребления спиртных напитков, табачных изделий, мяса и прочего. Мазохизм и в данном случае был взращен все тем же чувством вины из-за матереубийственного импульса, затаившегося в глубинах души нашего героя.

Лев Николаевич желал матери смерти, несмотря на тот очевидный факт, что она уже умерла. И поскольку в живых ее уже не было, он, естественно, лишался возможности обрушить непосредственно на нее обуревавший ero нарциссический гнев и обвинить ее в небрежении им. В результате ему приходилось довольствоваться замещавшими ее лицами- образами матери как в реальной жизни, так и в создававшихся им литературных творениях. Однако это никак не могло подавить в нем или хотя бы ослабить чувство гнева и проистекавшее из него чувство вины, и поэтому данная задача возлагалась уже на систематическое самонаказание и нравственный мазохизм. Хотя психическое состояние Толстого колебалось в ту или иную сторону, тем не менее мы можем сказать, что практически всю жизнь он пребывал примерно в том же отягощенном чувством вины положении, в каком оказались и некоторые персонажи ero произведений: муж после смерти жены в «Трех смертях» (не отправил ее своевременно в Италию для лечения), Вронский после самоубийства Анны (не отправился к ней сразу же по получении телеграммы), князь Андрей после смерти Лизы во время родов (оставил ее одну, когда она забеременела), Позднышев после убийства жены. Все эти мужчины испытывали чувство вины, хотя из них один лишь Василий зашел столь далеко, что действительно убил «материнскую фигуру».

5.10. Повторение ранних травм

Хотя в совершенном Позднышевым убийстве жены нашло свое отражение чувство мести, испьггывавшееся Толстым по отношению к матери, которая, как ему представлялось, броси-

752

Обложка.
DJVU. Русская литература и психоанализ. Ранкур-Лаферьер Д. Страница 752. Читать онлайн