ПравообладателямРусская литература и психоанализ, Ранкур-Лаферьер Даниэль
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Даниэль Ранкур-Лаферьер djvu   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

Дениэл Ранкур-Лаферьер - современный американский литературовед, русист. В его книгу вошли работы, посвященные самым известным русским писателям: Пушкину, Лермонтову, Гоголю, Достоевскому, Льву Толстому, Солженицыну... Выводы западного ученого, опирающегося в своих исследованиях на методы классического и неклассического психоанализа (М.Кляйн, Д.-В.Винникот, X.Кохут, М.Малер, Дж.Боулби и др.), могут кого-то шокировать и даже возмутить. Но вместе с тем они дают богатую пищу для размышлений, позволяют совершенно по-новому взглянуть на такие хрестоматийные литературные персонажи, как Евгений Онегин, Татьяна Ларина, Пьер Безухов, гоголевские Шпонька и Хома Брут... В том включена и сенсационная биография "Лев Толстой на кушетке психоаналитика", рассказывающая о знаменитом писателе с совершенно неожиданной стороны.

В целом издание дает представление о том, как развивается на Западе психоаналитическое литературоведение. Книга чрезвычайно интересна не только тем, кто изучает различные аспекты сексуальности и эротики, пронизывающих русскую культуру, но и всем, кто хотел бы глубже понять известные художественные произведения.

DJVU. Русская литература и психоанализ. Ранкур-Лаферьер Д.
Страница 455. Читать онлайн

Безуховым владеет стремление походить на француза. Рамбаль рассказал ему о своей жизни, и нашего героя потянуло туда же. Однако чем больше Пьер раскрывается перед капитаном, тем глубже становится разлад в ero душе, тем слабее его решимость убить захватчика.

Литературоведов часто удивляет, сколь много Пьер рассказал французу. Так, например, О.В. Сливицкая пишет: «<...> ему [Рамбалю] Пьер доверяет то, о чем не говорил ни с одним другом, в чем не смел бы признаться даже себе» (Сливицкая 1988: 172). Это одновременно верно и неверно, что не так уж удивительно, если принять во внимание потаенную французскую суть Безухова. В какой-то момент их разговор превращается в откровенную беседу соотечественников, Пьер говорит по-французски с французом, который и сам боготворит Наполеона. Поэтому когда Безухов спрашивает капитана о местонахождении Наполеона, то, естественно, делает это «с преступным лицом» (Толстой 1928 — 1958/11: Зб8). Не чувствуй он подспудно своей лояльности к Франции и Наполеону, у него не был бы такой глуповато-виновный вид.

Позволив вовлечь себя в долгую, пьяную болтовню с Рамбалем, Пьер на какое-то время обретает свою французскую идентичность. Руссинизация, что позже под влиянием Платона Каратаева преобразит ero, еще отчетливее проступит на фоне эпизода с Рамбалем — временной французиации нашего героя.

Глава 19

ПЕРВЫЙ РЕБЕНОК ПЬЕРА

Пьер проснулся 3 сентября поздно и с чувством стыда за себя. Долгая беседа с французским капитаном всерьез ослабила его решимость убить Наполеона. Но он не может полностью отказаться от своей затеи. Молодой человек вооружается кинжалом (не пистолетом):

«Все равно, кинжал», — сказал себе Пьер, хотя он не раз, обсуживая исполнение своего намерения, решал сам с собою, что главная ошибка студента в 1809 году состояла в том, что он хотел убить Наполеона кинжалом. Но, как будто главная цель Пьера состояла не в том, чтобы исполнить задуманное дело, а в том, чтобы показать самому себе, что не отрекается от своего намерения и делает все для исполнения его, Пьер поспешно взял купленный им у Сухаревой башни вместе с пистолетом тупой зазубренньй кинжал в зеленых ножнах и спрятал его под жилет (Толстой 1928 — 1958/1 1: 387).

455

Обложка.
DJVU. Русская литература и психоанализ. Ранкур-Лаферьер Д. Страница 455. Читать онлайн