ПравообладателямРусская литература и психоанализ, Ранкур-Лаферьер Даниэль
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Даниэль Ранкур-Лаферьер djvu   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

Дениэл Ранкур-Лаферьер - современный американский литературовед, русист. В его книгу вошли работы, посвященные самым известным русским писателям: Пушкину, Лермонтову, Гоголю, Достоевскому, Льву Толстому, Солженицыну... Выводы западного ученого, опирающегося в своих исследованиях на методы классического и неклассического психоанализа (М.Кляйн, Д.-В.Винникот, X.Кохут, М.Малер, Дж.Боулби и др.), могут кого-то шокировать и даже возмутить. Но вместе с тем они дают богатую пищу для размышлений, позволяют совершенно по-новому взглянуть на такие хрестоматийные литературные персонажи, как Евгений Онегин, Татьяна Ларина, Пьер Безухов, гоголевские Шпонька и Хома Брут... В том включена и сенсационная биография "Лев Толстой на кушетке психоаналитика", рассказывающая о знаменитом писателе с совершенно неожиданной стороны.

В целом издание дает представление о том, как развивается на Западе психоаналитическое литературоведение. Книга чрезвычайно интересна не только тем, кто изучает различные аспекты сексуальности и эротики, пронизывающих русскую культуру, но и всем, кто хотел бы глубже понять известные художественные произведения.

DJVU. Русская литература и психоанализ. Ранкур-Лаферьер Д.
Страница 631. Читать онлайн

выслушать своего попутчика до конца, у Позднышева появляется благоприятная возможность излить душу. В общем, получается так, что, в соответствии с замыслом Толстого, в одну историю вкрапливается другая, в результате чего повесть приобретает черты так называемого «обрамленного повествования» (см.: Isenberg 1993: 79 — 108}. Сам рассказчик — фигура малозаметная. Он лишь молча слушает, что говорит ему Позднышев, выходящий теперь на передний план. Этого сидящего тихо человека вполне можно сравнить с чистым листом бумаги, на котором фиксируются печальная история и «теоретические» воззрения женоубийцы, подсказанные ему болезненным воображением. Ч. Айсенберг называет это неприметное в целом лицо «посредником» между главным героем «Крейцеровой сонаты» и его потенциальной аудиторией (Там же: 107). Делясь с нами, читателями, тем, что сам он услышал, рассказчик с документальной точностью живописует состояние крайнего возбуждения, в котором пребывал ero спутник, пока они не расстались (см.: Ма11ег 1988: 37). Благодаря этому рассказчик вызывает у нас испьгганное когда-то и им же самим тревожное ощущение эмоциональной напряженности, пронизывавшей «откровения» ero спутника, и тем самым заставляет всех нас с большим вниманием прислушиваться к тому, что он говорит. Этот рассказчик, несомненно, был нужен Толстому: ведь трудно себе представить, чтобы большинство людей, и в первую очередь — женщины, действительно захотели выслушать человека с ярко выраженным психическим расстройством, каковым, несомненно, предстает перед нами пресловутый герой по имени Василий Позднышев.

Отсутствие образованной дамы в купе в заключительной части повествования играет исключительно важную роль в дальнейшем развитии сюжета: ведь в ее присутствии Позднышеву было бы трудно излить свою женоненавистническую, по сути, историю. В предпоследней, или восьмой (литографированной), редакции отмечается, в частности, что дама раздражала его. Взять хотя бы встречающиеся там такие слова: «Он волновался, как будто сердился, и хотел сказать неприятное даме» (Толстой 1928 — 1958Д7: 294}. В первой, черновой, редакции Позднышев пытается делать вид, будто не замечает находящейся в одном с ним купе дамы, ибо в противном случае, не сдержавшись, он мог бы обрушить свой гнев непосредственно на нее. О ero отношении к этой женщине можно судить и по следующему отрывку из повести, отвергнутому впоследствии самим автором:

Обложка.
DJVU. Русская литература и психоанализ. Ранкур-Лаферьер Д. Страница 631. Читать онлайн