ПравообладателямРусская литература и психоанализ, Ранкур-Лаферьер Даниэль
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Даниэль Ранкур-Лаферьер djvu   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

Дениэл Ранкур-Лаферьер - современный американский литературовед, русист. В его книгу вошли работы, посвященные самым известным русским писателям: Пушкину, Лермонтову, Гоголю, Достоевскому, Льву Толстому, Солженицыну... Выводы западного ученого, опирающегося в своих исследованиях на методы классического и неклассического психоанализа (М.Кляйн, Д.-В.Винникот, X.Кохут, М.Малер, Дж.Боулби и др.), могут кого-то шокировать и даже возмутить. Но вместе с тем они дают богатую пищу для размышлений, позволяют совершенно по-новому взглянуть на такие хрестоматийные литературные персонажи, как Евгений Онегин, Татьяна Ларина, Пьер Безухов, гоголевские Шпонька и Хома Брут... В том включена и сенсационная биография "Лев Толстой на кушетке психоаналитика", рассказывающая о знаменитом писателе с совершенно неожиданной стороны.

В целом издание дает представление о том, как развивается на Западе психоаналитическое литературоведение. Книга чрезвычайно интересна не только тем, кто изучает различные аспекты сексуальности и эротики, пронизывающих русскую культуру, но и всем, кто хотел бы глубже понять известные художественные произведения.

DJVU. Русская литература и психоанализ. Ранкур-Лаферьер Д.
Страница 730. Читать онлайн

притягательней: «Моя, но не моя, еще слаще она показалась ему. Не моя, но моя. Он что больше любил, то больше ненавидел» (Там же: Зб8). Противоречие в этих фразах поистине вопиющее. Рассуждать подобным образом может только ребенок, вкушающий сладкую грудь.

Ранее мы видели, что неспособность жены Позднышева кормить грудью первенца была интерпретирована главным героем «Крейцеровой сонаты» как «кокетство». Это была параноидная мысль. И Василий последователен в своей паранойе, о чем свидетельствует хотя бы тот факт, что позже он, объятый жаждой мести, наносит жене удар ножом в область груди — объект ero оральных вожделений, постоянно вызывавший у него чувство обиды. Ero логика ясна: если бы жена кормила ребенка грудью (или была беременна), она не «кокетничала» бы с Трухачевским. В общем, получается так: если бы жена Позднышева, выполняя материнские обязанности, кормила грудью ребенка, вместо того чтобы уступать сексуальным домогательствам со стороны взрослого мужчины (имеется в виду, естественно, не Позднышев), то она не стала бы объектом ярости ее супруга. Короче, если бы она умела подлаживаться под параноидные, регрессивные ожидания главы семьи, отражавшие еще доэдипову стадию его развития, она не была бы им убита (но в таком случае у Толстого не было бы и этой повести) '"'.

То, каким именно образом Позднышев убивает жену, не только позволяет предположить, что в действительности имело место регрессивное разрушение груди и внутреннего содержимого тела матери, но и помогает найти ответ на вопросы, которые я уже неоднократно ставил: почему он столь враждебно настроен к сексуальным связям, которые в ero рассуждениях оттесняют все остальное на второй план? И в самом ли деле он безоговорочно верил в то, что секс неизбежно влечет за собой разрушение груди и внутреннего содержимого тела матери? В конце концов, ведь было же у него ощущение, будто бы он еще ранее, до совершенного им кровавого преступления, «убил» свою беременную жену просто тем, что имел с ней половые сношения (см.: Там же: 34).

К сказанному выше можно присовокупить и то, что я думаю о форме орудия убийства, и о том, каким именно образом оно было использовано. Кинжал — длинный, заостренный на конце предмет, который в рассматриваемом нами случае находится в руке мужчины и вонзается в тело женщины. На мой взгляд, он представляет собою классический пример «фалли-

Обложка.
DJVU. Русская литература и психоанализ. Ранкур-Лаферьер Д. Страница 730. Читать онлайн