ПравообладателямРусская литература и психоанализ, Ранкур-Лаферьер Даниэль
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Даниэль Ранкур-Лаферьер djvu   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

Дениэл Ранкур-Лаферьер - современный американский литературовед, русист. В его книгу вошли работы, посвященные самым известным русским писателям: Пушкину, Лермонтову, Гоголю, Достоевскому, Льву Толстому, Солженицыну... Выводы западного ученого, опирающегося в своих исследованиях на методы классического и неклассического психоанализа (М.Кляйн, Д.-В.Винникот, X.Кохут, М.Малер, Дж.Боулби и др.), могут кого-то шокировать и даже возмутить. Но вместе с тем они дают богатую пищу для размышлений, позволяют совершенно по-новому взглянуть на такие хрестоматийные литературные персонажи, как Евгений Онегин, Татьяна Ларина, Пьер Безухов, гоголевские Шпонька и Хома Брут... В том включена и сенсационная биография "Лев Толстой на кушетке психоаналитика", рассказывающая о знаменитом писателе с совершенно неожиданной стороны.

В целом издание дает представление о том, как развивается на Западе психоаналитическое литературоведение. Книга чрезвычайно интересна не только тем, кто изучает различные аспекты сексуальности и эротики, пронизывающих русскую культуру, но и всем, кто хотел бы глубже понять известные художественные произведения.

DJVU. Русская литература и психоанализ. Ранкур-Лаферьер Д.
Страница 570. Читать онлайн

вала то самое, что и я: что жалко, ужасно жалко, но должно» (цит. по: Гусев 1954: б5)).

Когда Феденька, свернувшись калачиком под одеялом, размышляет о том, сколь же сильно любят в семье все друг друга, неожиданно в комнату врывается экономка и бросает няне в лицо обвинение, будто бы та взяла сахарницу — или украла ее, или поставила не на место, Няня решительно отрицает свою вину (в частности, говорит, что «не брала ее»). Бедный Феденька ужасно напуган. Поставлены под сомнение порядочность или аккуратность человека, столь много значившего для него. Кроме того, как оказалось, люди нг любят друг друга. И наконец, в довершение ко всему, мальчика могут попросту лишить его няни, выставив ее за дверь за якобы совершенный проступок. К обычному чувству тревоги, вызывавшемуся разлукой с любимой няней на время, отведенное для сна, прибавляется уже иного характера тревожное чувство, причиной которого становятся опасения Феденьки, что его навсегда разлучат с нею (эту мысль подсказала мне Барбара Милмэн). Стараясь отогнать от себя страхи, маленький мальчик укрывается с головой одеялом, но от этого ему не становится легче.

Так и не сообщив читателю, чем же завершился сей инцидент, рассказчик неожиданно переключает внимание на другое, также неприятное происшествие — наказание провинившегося в чем-то ребенка. Некто по имени Фока (вероятно, лакей) прямо в присутствии Феденьки шлепает мальчика (вероятно, из крепостных), повторяя при этом одни и те же слова: «А не будешь». Хотя подвергающийся экзекуции ребенок и уверяет ero: «Не буду», Фока продолжает истязать свою жертву, методично бубня все то же: «А не будешь». Феденька, не выдержав этой сцены, заливается слезами. Он рыдает безутешно, никто не может успокоить ero.

По прошествии многих лет рассказчик — естественно, теперь уже человек взросльй — замечает, что эти-то самые переживания, горькие слезы, которыми разразился он тогда, и явились первыми в ero жизни «припадками», приведшими ero в конце концов к безумию («Вот эти-то рыдания, это отчаяние были первыми припадками моего теперешнего сумасшествия» (Толстой 1928 — 1958 2б: 4б7)).

Последний упоминаемый в рассказе инцидент из детских лет героя, — кстати, и в данном случае рассказчик перескакивает с одной темы на другую прямо в середине абзаца, — выводит на сцену Бога. «Тетя» — в ее образе, вне сомнения, пред-

570

Обложка.
DJVU. Русская литература и психоанализ. Ранкур-Лаферьер Д. Страница 570. Читать онлайн