ПравообладателямРусская литература и психоанализ, Ранкур-Лаферьер Даниэль
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Даниэль Ранкур-Лаферьер djvu   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

Дениэл Ранкур-Лаферьер - современный американский литературовед, русист. В его книгу вошли работы, посвященные самым известным русским писателям: Пушкину, Лермонтову, Гоголю, Достоевскому, Льву Толстому, Солженицыну... Выводы западного ученого, опирающегося в своих исследованиях на методы классического и неклассического психоанализа (М.Кляйн, Д.-В.Винникот, X.Кохут, М.Малер, Дж.Боулби и др.), могут кого-то шокировать и даже возмутить. Но вместе с тем они дают богатую пищу для размышлений, позволяют совершенно по-новому взглянуть на такие хрестоматийные литературные персонажи, как Евгений Онегин, Татьяна Ларина, Пьер Безухов, гоголевские Шпонька и Хома Брут... В том включена и сенсационная биография "Лев Толстой на кушетке психоаналитика", рассказывающая о знаменитом писателе с совершенно неожиданной стороны.

В целом издание дает представление о том, как развивается на Западе психоаналитическое литературоведение. Книга чрезвычайно интересна не только тем, кто изучает различные аспекты сексуальности и эротики, пронизывающих русскую культуру, но и всем, кто хотел бы глубже понять известные художественные произведения.

DJVU. Русская литература и психоанализ. Ранкур-Лаферьер Д.
Страница 802. Читать онлайн

Правда, как-то раз Лев Николаевич напишет и о хорошем настроении у Софьи Андреевны: «Всеобщее доброе расположение духа нас, и князя"", и Сони» (дневниковая запись от 29 июля; Там же: 115). Однако обычно она ощущала себя глубоко несчастной женщиной (хотя не только из-за мужа). Естественно, он тяжело переживал это и время от времени даже выражал сострадание к ней, как это было, например, 30 октября: «Ван<ечка> хвора<л>. Мне очень жалко Соню» (Там же: 170). Вместе с тем довольно часто случалось и так, что Лев Николаевич просто не мог заставить себя сочувствовать супруге, о чем свидетельствует, в частности, следующая запись в дневнике, датированная 24 ноября: «За обедом С<оня> раздражилась. Опять не мог жалеть и желать ей лучшего» (Там же: 184).

Судя по дневнику, во время работы над «Крейцеровой сонатой» Толстой редко выходил из себя из-за Софьи Андреевны, а если и набрасывался на нее, то потом извинялся (один такой случай произошел, например, 23 июня; см.: Там же: 98). Однако это вовсе не значит, что он не испытывал гнева в душе, и всякий раз, когда внутри у него закипала ярость, ему приходилось подавлять сидевшего в нем «дьявола».

2 июня (после «ужасно бессмысленного разговора Сони»). «Благодарю Б<ога>, ч<то> не грешу злостью» (Там же: 90);

6 октября. «С<оня> в дурн<ом> д<ухе>. Я держал<ся> так, что в душе уничтожал досаду» (Там же: 154);

25 октября. «Чуть б<ыло> с Соней не поспорил из-за арифметики» (Там же: 164).

Один из приемов, к которому прибегал Толстой, чтобы избежать гнева на Софью Андреевну, состоял в переключении своих мыслей на то, что она любит их детей (подобное отношение к детям вполне устраивало ero, правда, при том лишь условии, что жена не любит их слишко и сильно, или, что то же, любит их исключительно в жертвенной, нечувственной манере). Поступая так, он даже мог позволить себе любить супругу: «Вспомнил заботу Сони о Леве, о всех детях, заботу внешнюю, но такую, какую одну она может понять, и полюбил ее» (из дневниковой записи от 3 июня; Там же: 90).

Сходным образом и Позднышев может смягчать свою враждебность к жене, когда та занята уходом за детьми, — особенно если она кормит грудью (хотя в действительности он не может ее любить). Ясно, что Василий не идет столь далеко, как Толстой, в подавлении в себе чувства гнева, поскольку в конце

802

Обложка.
DJVU. Русская литература и психоанализ. Ранкур-Лаферьер Д. Страница 802. Читать онлайн