ПравообладателямРусская литература и психоанализ, Ранкур-Лаферьер Даниэль
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Даниэль Ранкур-Лаферьер djvu   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

Дениэл Ранкур-Лаферьер - современный американский литературовед, русист. В его книгу вошли работы, посвященные самым известным русским писателям: Пушкину, Лермонтову, Гоголю, Достоевскому, Льву Толстому, Солженицыну... Выводы западного ученого, опирающегося в своих исследованиях на методы классического и неклассического психоанализа (М.Кляйн, Д.-В.Винникот, X.Кохут, М.Малер, Дж.Боулби и др.), могут кого-то шокировать и даже возмутить. Но вместе с тем они дают богатую пищу для размышлений, позволяют совершенно по-новому взглянуть на такие хрестоматийные литературные персонажи, как Евгений Онегин, Татьяна Ларина, Пьер Безухов, гоголевские Шпонька и Хома Брут... В том включена и сенсационная биография "Лев Толстой на кушетке психоаналитика", рассказывающая о знаменитом писателе с совершенно неожиданной стороны.

В целом издание дает представление о том, как развивается на Западе психоаналитическое литературоведение. Книга чрезвычайно интересна не только тем, кто изучает различные аспекты сексуальности и эротики, пронизывающих русскую культуру, но и всем, кто хотел бы глубже понять известные художественные произведения.

DJVU. Русская литература и психоанализ. Ранкур-Лаферьер Д.
Страница 811. Читать онлайн

пенно, отраженный в процитированном выше тексте взрыв эмоций был вызван частично тем обстоятельством, что время от времени Лев Николаевич отказывал Софье Андреевне в половых сношениях. Однако куда более важным является то, что он не скрывал от жены своей эмоциональной отчужденности от нее и открьгго игнорировал ее желания. Софья Андреевна сознавала, что муж эмоционально поворачивается к ней спиной: он должен был поступать так, коль скоро публично осудил свои наиболее интимные отношения с ней. В своей автобиографии она говорит, что даже стала бояться периодов их сексуальной страсти, поскольку за ними непременно следовала холодность со стороны Льва Николаевича. Ей же хотелось, чтобы кто-то любил ее «не страстно, а ласково» (см.: Толстая 1978в: б2). Вспомним в связи с этим убежденность безумного Позднышева в том, что то и другое не могут быть совмещены.

Софье Андреевне, прежде всего, не следовало бы вторгаться в исключительно внутренний мыслительный процесс мужа. Мы не говорим уже о том, что она не должна была бы и выходить замуж за человека, который свел ухаживание за доверившейся ему восемнадцатилетней девушкой к тому, что сунул ей под нос стопку своих дневников с содержавшимися в них сексуальными «откровениями» (точно так же, кстати, поступали со своими будущими женами и такие порожденные фантазией Толстого персонажи, как Левин и Позднышев). Однако после чуть ли не тридцати лет замужества ей было бы крайне трудно порвать с Львом Николаевичем и ero дневниками, так что истерия была неизбежна, когда он порывал с ней. Если же он, демонстрируя амбивалентность собственной натуры, и сам не знал, то ли повернуться к жене спиной, то ли одарить вниманием, и без того неважное состояние Софьи Андреевны лишь усугублялось.

В любом случае лично Лев Николаевич не смог бы сделать ничего, что избавило бы Софью Андреевну от приступов истерии, поскольку слишком уж был занят собой и к тому же испытывал в то время глубокое отвращение к сексуальности. Самое большее, на что он был способен, это заметить у жены тревожные симптомы. Однако от этого ей не становилось легче: возникновение у супруги заболевания на нервной почве и в своей повести, и в дневниках он объяснял, исходя из того, что было в его голове, — «половыми эксцессами», вызывавшими у никло отвращение. В общем, как я уже отмечал, он ставил все с ног на голову. Если бы наш герой был способен воспринять точку зрения, основанную на данных науки, что истерия — это

811

Обложка.
DJVU. Русская литература и психоанализ. Ранкур-Лаферьер Д. Страница 811. Читать онлайн