ПравообладателямРусская литература и психоанализ, Ранкур-Лаферьер Даниэль
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Даниэль Ранкур-Лаферьер djvu   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

Дениэл Ранкур-Лаферьер - современный американский литературовед, русист. В его книгу вошли работы, посвященные самым известным русским писателям: Пушкину, Лермонтову, Гоголю, Достоевскому, Льву Толстому, Солженицыну... Выводы западного ученого, опирающегося в своих исследованиях на методы классического и неклассического психоанализа (М.Кляйн, Д.-В.Винникот, X.Кохут, М.Малер, Дж.Боулби и др.), могут кого-то шокировать и даже возмутить. Но вместе с тем они дают богатую пищу для размышлений, позволяют совершенно по-новому взглянуть на такие хрестоматийные литературные персонажи, как Евгений Онегин, Татьяна Ларина, Пьер Безухов, гоголевские Шпонька и Хома Брут... В том включена и сенсационная биография "Лев Толстой на кушетке психоаналитика", рассказывающая о знаменитом писателе с совершенно неожиданной стороны.

В целом издание дает представление о том, как развивается на Западе психоаналитическое литературоведение. Книга чрезвычайно интересна не только тем, кто изучает различные аспекты сексуальности и эротики, пронизывающих русскую культуру, но и всем, кто хотел бы глубже понять известные художественные произведения.

DJVU. Русская литература и психоанализ. Ранкур-Лаферьер Д.
Страница 660. Читать онлайн

ность? Они чувствуют это как-то. Верочка К. ненавидит родителей» (Там же). Тремя днями позже, 18 июня, Толстой фиксирует следующее соображение, на этот раз в записной книжке: «Отношение дурное между детьми и родит<елями> от разврата родит<елей>» (Там же: 207).

Упоминаемая выше Верочка К. — это Вера Константиновна, дочь Константина Зябрева. Толстой полагает, что ее «дурное» отношение к родителям объясняется тем, что она — то ли наблюдая все собственными глазами, то ли слыша что-то- постоянно оказывается невольной свидетельницей половых сношений между ними. То же самое можно сказать и о большинстве других крестьянских детей в России, с той, однако, оговоркой, что отец Верочки, Константин, — вполне вероятно, под влиянием Толстого — старается укладываться на ночь отдельно от жены: об этом мы можем судить по тому, что он, скорее всего, спит на кровати, а не на печи. Подобное, впрочем, весьма необычно для крестьянского бьгга, и в прошлом, очевидно, все обстояло несколько иначе, ибо в противном случае у него не было бы детей. Обычно в традиционной крестьянской семье все располагались на ночь вместе на полатях- широком дощатом настиле, размещавшемся, как правило, над печью. Естественно, что в такой обстановке, в условиях страшной скученности, дети просто не могли не знать о сексуальном поведении своих родителей (по этому вопросу см., напр.: Kon 1995: 20; Rancour-Laferriere 1995: 15б — 157).

Имеется обширная психоаналитическая литература о том, что Фрейд называл «первичной сценой», то есть «сценой сексуального акта между родителями, становящегося объектом наблюдения ребенка и дающего ему определенную пищу для размышлений или фантазий» (Laplanche, Pontalis 1973: 335)"'. Отметим как любопьггный факт, что Фрейд ввел в науку это понятие в результате ошибочной интерпретации сновидения, о котором ему сообщил Сергей Панкеев, его пациент из русских, известный также как Человек-волк'"'. Панкеев между тем был дворянином, как и Толстой, и, соответственно, вырос в просторном особняке с отдельными спальнями, а не в тесной крестьянской избе, где родителям практически негде было укрыться отпьггливых взоров их чад.

Если первичная сцена была обыденнейшей вещью в жизни каждого крестьянского ребенка, то представители русского дворянства, такие, например, как упомянутый выше пациент Фрейда или Толстой, могли в свои детские годы и не сталкиваться непосредственно с сексуальной стороной жизни родите-

Обложка.
DJVU. Русская литература и психоанализ. Ранкур-Лаферьер Д. Страница 660. Читать онлайн