ПравообладателямРусская литература и психоанализ, Ранкур-Лаферьер Даниэль
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Даниэль Ранкур-Лаферьер djvu   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

Дениэл Ранкур-Лаферьер - современный американский литературовед, русист. В его книгу вошли работы, посвященные самым известным русским писателям: Пушкину, Лермонтову, Гоголю, Достоевскому, Льву Толстому, Солженицыну... Выводы западного ученого, опирающегося в своих исследованиях на методы классического и неклассического психоанализа (М.Кляйн, Д.-В.Винникот, X.Кохут, М.Малер, Дж.Боулби и др.), могут кого-то шокировать и даже возмутить. Но вместе с тем они дают богатую пищу для размышлений, позволяют совершенно по-новому взглянуть на такие хрестоматийные литературные персонажи, как Евгений Онегин, Татьяна Ларина, Пьер Безухов, гоголевские Шпонька и Хома Брут... В том включена и сенсационная биография "Лев Толстой на кушетке психоаналитика", рассказывающая о знаменитом писателе с совершенно неожиданной стороны.

В целом издание дает представление о том, как развивается на Западе психоаналитическое литературоведение. Книга чрезвычайно интересна не только тем, кто изучает различные аспекты сексуальности и эротики, пронизывающих русскую культуру, но и всем, кто хотел бы глубже понять известные художественные произведения.

DJVU. Русская литература и психоанализ. Ранкур-Лаферьер Д.
Страница 590. Читать онлайн

тях как его устойчивой реакции на ее кончину, так и конкретного отклика на испытываемую им душевную боль, выраженную в форме «Крейцеровой сонаты», содержащей немало резких и категоричных суждений автора.

,супругой причиной, по которой Толстой привнес в «Записки сумасшедшего» образ своей матери, является пережитая им тревога от разлуки с женой и детьми, лежащая в основе «арзамасского ужаса». Как мы видели, сепарационную тревогу он стал ощущать еще до прибьггия в Арзамас. Однако, — и это также уже нам известно, например, от таких психоаналитиков, как Джон Боулби, — архетипом* сепарационной тревоги служит тревога, вызываемая разлукой с матерью.

Главное, что в нашем анализе заставляет уделять особое внимание такому трагическому событию в жизни Толстого, как утрата матери еще в младенческом возрасте, — это собственная убежденность писателя в том, что раннее детство- исключительно важный период в развитии любого человека. В 1878 году в очерке под названием «Моя жизнь» Толстой жалуется на то, что воскрешать в памяти самые первые годы своей жизни — дело крайне сложное, и все же он утверждает, что эта пора имеет решающее значение для человека, определяя всю его дальнейшую судьбу. Касаясь этого вопроса, он вопрошает самого же себя:

Когда же я начался? Когда начал жить? И почему мне радостно представлять себя тогда, а бывало страшно, как и теперь страшно многим, представлять себя тогда, когда я опять вступлю в то состояние смерти, от которого не будет воспоминаний, выразимых словами. Разве я не жил тогда, зти первые года, когда учился смотреть, слушать, понимать, говорить, спал, сосал грудь и целовал грудь, и смеялся, и радовал мою мать? Я жил, и блаженно жил. Разве не тогда я приобретал все то, чем я теперь живу, и приобретал так много, так быстро, что во всю остальную жизнь я не приобрел и 1/100 того (Толстой 1928 — 1958/23: 470).

Психоаналитик не только согласится с тем, что говорит здесь Толстой, но и добавит еще, что смерть матери, о которой упоминалось ранее, была самой важной составляющей из тех 99 из 100, которые лежали в основе дальнейшей ero жизнедеятельности. Если бы это было не так, то с чего стал бы он

* А р х е т и и — употребляемый в психоаналитической литературе термин, обозначающий изначальные, врожденные психические структуры, первичные схемы образов фантазии, содержащиеся в так называемом коллективном бессознательном и априорно формирующие активность воображения. (Ilp~ew. nePes. )

Обложка.
DJVU. Русская литература и психоанализ. Ранкур-Лаферьер Д. Страница 590. Читать онлайн