ПравообладателямРусская литература и психоанализ, Ранкур-Лаферьер Даниэль
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Даниэль Ранкур-Лаферьер djvu   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

Дениэл Ранкур-Лаферьер - современный американский литературовед, русист. В его книгу вошли работы, посвященные самым известным русским писателям: Пушкину, Лермонтову, Гоголю, Достоевскому, Льву Толстому, Солженицыну... Выводы западного ученого, опирающегося в своих исследованиях на методы классического и неклассического психоанализа (М.Кляйн, Д.-В.Винникот, X.Кохут, М.Малер, Дж.Боулби и др.), могут кого-то шокировать и даже возмутить. Но вместе с тем они дают богатую пищу для размышлений, позволяют совершенно по-новому взглянуть на такие хрестоматийные литературные персонажи, как Евгений Онегин, Татьяна Ларина, Пьер Безухов, гоголевские Шпонька и Хома Брут... В том включена и сенсационная биография "Лев Толстой на кушетке психоаналитика", рассказывающая о знаменитом писателе с совершенно неожиданной стороны.

В целом издание дает представление о том, как развивается на Западе психоаналитическое литературоведение. Книга чрезвычайно интересна не только тем, кто изучает различные аспекты сексуальности и эротики, пронизывающих русскую культуру, но и всем, кто хотел бы глубже понять известные художественные произведения.

DJVU. Русская литература и психоанализ. Ранкур-Лаферьер Д.
Страница 669. Читать онлайн

Использовать здесь понятие «паранойя» в его клиническом значении мне позволяет то обстоятельство, что Позднышев, в частности, по-настоящему боится того, что объективно не должно было бы вызывать у него страха, и к тому же еще повествует об этом совершенно серьезно, без тени юмора:

И прежде мне всегда бывало неловко, жутко, когда я видал разряженную даму в бальном платье, но теперь мне прямо страшно, я прямо вижу нечто опасное для людей и противузаконное, и хочется крикнуть полицейского, звать защиту против опасности, потребовать того, чтобы убрали, устранили опасный предмет (Там же).

Рассказчик смеется, слыша это, но Василий настаивает, что все так и есть («<...> это вовсе не шутка», — убеждает он своего попутчика). Некоторые читатели просто пришли в ужас от приведенного выше высказывания героя Толстого. B 1890 году Роберт Ингерсолл высказался, например, следующим образом по поводу женоненавистничества, пронизывающего данный пассаж:

Создается впечатление, что «Крейцерова соната» была написана исключительно для того, чтобы показать, что женщина — порочное существо, что она не имеет права быть привлекательной, не имеет права быть красивой и несет полную моральную ответственность за строение ее шеи, фигуру, симметричносп ее рук и ног, алый цвет ее губ и ямочки на ее щеках (Ingersoll 1890: 292).

Демонстрируя свое знакомство с учением Ч. Дарвина, P.Ã. Ингерсолл замечал, что женщин нельзя осуждать за то, что тело у них в результате естественного отбора стало таким, каково оно есть.

В своем обширном обзоре, опубликованном в 1904 году, Аделейд Комсток говорил, касаясь вышеприведенного пассажа из повести (точнее, одной из ее редакций):

Эгн строки <...> представляются мне беспорядочной мешаниной идей, которые могли зародиться лишь в голове жалкого и безнравственного безумца, и, перечитывая их, я недоумеваю всякий раз, как мог Толстой позволить себе отдать подобную вещь в печать (Comstock 1904: 19 — 20).

За возникшим у Позднышева желанием «крикнуть полицейского» скрывается нечто большее, чем стереотипная идея женоненавистников о том, что женщины, стараясь одеться по- модному, сами напрашиваются на подобное отношение к ним. В действительности он хочет, чтобы полиция осуществляла строжайший надзор за женщинами, которые «осмеливаются» бьггь сексуально привлекательными.

бб9

Обложка.
DJVU. Русская литература и психоанализ. Ранкур-Лаферьер Д. Страница 669. Читать онлайн