ПравообладателямРусская литература и психоанализ, Ранкур-Лаферьер Даниэль
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Даниэль Ранкур-Лаферьер djvu   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

Дениэл Ранкур-Лаферьер - современный американский литературовед, русист. В его книгу вошли работы, посвященные самым известным русским писателям: Пушкину, Лермонтову, Гоголю, Достоевскому, Льву Толстому, Солженицыну... Выводы западного ученого, опирающегося в своих исследованиях на методы классического и неклассического психоанализа (М.Кляйн, Д.-В.Винникот, X.Кохут, М.Малер, Дж.Боулби и др.), могут кого-то шокировать и даже возмутить. Но вместе с тем они дают богатую пищу для размышлений, позволяют совершенно по-новому взглянуть на такие хрестоматийные литературные персонажи, как Евгений Онегин, Татьяна Ларина, Пьер Безухов, гоголевские Шпонька и Хома Брут... В том включена и сенсационная биография "Лев Толстой на кушетке психоаналитика", рассказывающая о знаменитом писателе с совершенно неожиданной стороны.

В целом издание дает представление о том, как развивается на Западе психоаналитическое литературоведение. Книга чрезвычайно интересна не только тем, кто изучает различные аспекты сексуальности и эротики, пронизывающих русскую культуру, но и всем, кто хотел бы глубже понять известные художественные произведения.

DJVU. Русская литература и психоанализ. Ранкур-Лаферьер Д.
Страница 782. Читать онлайн

является следующая запись: «Сказал. Она — да. Она как птица подстреленная» (Там же). В общем, вместо того, чтобы самому «застрелиться», он «подстрелил» ее. В только что процитированных словах Толстого прослеживается определенный налет враждебности по отношению к Софье Андреевне — и это в то самое время, когда он так любит ее (сравните данный настрой Льва Николаевича с противоречивыми чувствами, которые вызывала у Левина Китти, см.: Rothstein 1984: 167).

В беседе с Г.А. Русановым в августе 1883 года Лев Николаевич следующим образом охарактеризовал трудности, которые имел в отказе от своего имущества: «' с(ва будут в плоть едину" — я и жена моя это одно. Она — половина линя, она то же, что и я. Что мое, то и ее, и я не могу раздать всего имущества, пока не хочет этого она, а она этого не хочет!» (Русаков 1972: бЗ). Такая же библейская образносп наблюдается и в разговоре с А.В. Жиркевичем девятью годами позже, в сентябре 1892 года, когда Толстой описывал женитьбу в целом:

- Великое, страшное дело брак. Справедливо сказано, что здесь «два существа сливаются в плоть едину». Если муж и жена впоследствии окажутся не соответствующими их брачному союзу, то все-таки обрывать однажды устроенную связь нельзя. Это ace равно, как если бы у человека была парализована одна половина тела. Он тяготится ею, она ему не нужна, причиняет страдания. А оторвать ее от себя он не может и принужден так терпеть до самой смерти (Жиркевич 19311: 432 — 433).

Здесь безошибочно угадывается мазохистский компонент: необходимо терпеть, пьггаться освободить себя от страданий нельзя (ведь о разводе не может быть и речи). В клинической литературе, о чем я уже писал (см.: Rancour-Laferriere 1995: 109 — 112), довольно часто рассматривается взаимосвязь между мазохизмом и психологическим слиянием одного человека с другим.

После смерти любимого сына Толстого Ванечки, ушедшего из жизни в 1895 году, Софья Андреевна долгое время никак не могла прийти в себя. В письме сыну Илье Лев Николаевич говорил о своем сочувствии убитой горем жене: «Я больше, чем когда-нибудь, теперь, когда она страдает, чувствовал всем существом истину слов, что муж и жена не отдельные существа, а одно <...>» (Толстой 1914: 219).

В письме Софье Андреевне от 13 ноября 189б года ее супруг пьггался выразить, сколь близок он еще к ней:

<...> разногласие [с Софьей Андреевной) только внешнее, и всегда

уверен, что оно уничтожится. Связывает же и прошедшее, и дети, и созна-

Обложка.
DJVU. Русская литература и психоанализ. Ранкур-Лаферьер Д. Страница 782. Читать онлайн