ПравообладателямРусская литература и психоанализ, Ранкур-Лаферьер Даниэль
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Даниэль Ранкур-Лаферьер djvu   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

Дениэл Ранкур-Лаферьер - современный американский литературовед, русист. В его книгу вошли работы, посвященные самым известным русским писателям: Пушкину, Лермонтову, Гоголю, Достоевскому, Льву Толстому, Солженицыну... Выводы западного ученого, опирающегося в своих исследованиях на методы классического и неклассического психоанализа (М.Кляйн, Д.-В.Винникот, X.Кохут, М.Малер, Дж.Боулби и др.), могут кого-то шокировать и даже возмутить. Но вместе с тем они дают богатую пищу для размышлений, позволяют совершенно по-новому взглянуть на такие хрестоматийные литературные персонажи, как Евгений Онегин, Татьяна Ларина, Пьер Безухов, гоголевские Шпонька и Хома Брут... В том включена и сенсационная биография "Лев Толстой на кушетке психоаналитика", рассказывающая о знаменитом писателе с совершенно неожиданной стороны.

В целом издание дает представление о том, как развивается на Западе психоаналитическое литературоведение. Книга чрезвычайно интересна не только тем, кто изучает различные аспекты сексуальности и эротики, пронизывающих русскую культуру, но и всем, кто хотел бы глубже понять известные художественные произведения.

DJVU. Русская литература и психоанализ. Ранкур-Лаферьер Д.
Страница 410. Читать онлайн

Понимает ли Пьер или нет, но сейчас он обращается к Андрееву чувству грандиозности. Князь весьма прилежно внимает ему. Безухов говорит: если Болконский перепоручит свою подлинную самость масонскому братству (слово «самость»- или тот же самый вариант русского слова «себя» — употреблено в одном предложении четыре раза), то затем ero самость возвеличится, ибо станет частью великой, невидимой цепи бытия. Более того, его самость обретет бесконечность во временнбм измерении: «Я чувствую, что я не только не могу исчезнуть, как ничто не исчезает в мире, но что я всегда буду и всегда был» (Там же: 116).

«Да, это учение Гердера», — небрежно говорит князь Болконский (Там же). Но на самом деле слова друга проняли ero. Он всегда был более мистически настроен, чем Пьер, и последний в отрывках, оснащенных Толстым синтаксическими повторами, все сильнее проникает в душу Андрея, используя мистические доводы, хотя самого его они не особенно-то привлекали.

Однако Пьеру недостает чуткости и он не понимает, с какой болью в душе живет его друг после утраты Лизы. Когда Болконский вновь заводит о ней речь (ero голос дрожит, и он отворачивается от Пьера), Безухов вроде как и не понимает приятеля. Андрей говорит, что мистические воззрения Пьера не убеждают его, но он верит (то есть нечто уже занимает его мысли), что «идешь в жизни рука об руку с человеком, и вдруг человек этот исчезнет та.и в нигде, и ты сам останавливаешься перед этой пропастью и заглядываешь туда. И я заглянул» (Там же: 117).

В ответ звучит глупая реплика Пьера: «Ну, так что ж! Вы знаете, что есть та.и и что есть кто-то? Там есть — будущая жизнь. Emo-mî есть — Бог» (Там же). Из этих слов следует столь же несуразный вывод: бедная, умершая Лиза — бог. Впрочем, она не была названа прямо по имени, и неясно, догадался ли Безухов, о чем так издалека пьггался завести речь Андрей.

Воцаряется молчание. Мужчины стоят на пароме, что перевез их через реку по пути в Лысые Горы. Они медлят на берегу, глядя на закат солнца. Слова друга, пусть и лишенные логики, ребячливые, тронули князя до глубины души. Пьер говорил о мироздании, а Болконскому весьма интересен этот предмет. Безухов, указав в поле, сказал: «<...> мы теперь дети земли, а вечно — дети всего мира» (Там же: 11б). Указав на небо, он заключил: «Надо жить, надо любить, надо верить <...> что

410

Обложка.
DJVU. Русская литература и психоанализ. Ранкур-Лаферьер Д. Страница 410. Читать онлайн