ПравообладателямРусская литература и психоанализ, Ранкур-Лаферьер Даниэль
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Даниэль Ранкур-Лаферьер djvu   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

Дениэл Ранкур-Лаферьер - современный американский литературовед, русист. В его книгу вошли работы, посвященные самым известным русским писателям: Пушкину, Лермонтову, Гоголю, Достоевскому, Льву Толстому, Солженицыну... Выводы западного ученого, опирающегося в своих исследованиях на методы классического и неклассического психоанализа (М.Кляйн, Д.-В.Винникот, X.Кохут, М.Малер, Дж.Боулби и др.), могут кого-то шокировать и даже возмутить. Но вместе с тем они дают богатую пищу для размышлений, позволяют совершенно по-новому взглянуть на такие хрестоматийные литературные персонажи, как Евгений Онегин, Татьяна Ларина, Пьер Безухов, гоголевские Шпонька и Хома Брут... В том включена и сенсационная биография "Лев Толстой на кушетке психоаналитика", рассказывающая о знаменитом писателе с совершенно неожиданной стороны.

В целом издание дает представление о том, как развивается на Западе психоаналитическое литературоведение. Книга чрезвычайно интересна не только тем, кто изучает различные аспекты сексуальности и эротики, пронизывающих русскую культуру, но и всем, кто хотел бы глубже понять известные художественные произведения.

DJVU. Русская литература и психоанализ. Ранкур-Лаферьер Д.
Страница 693. Читать онлайн

Примерно в это же время Лев Николаевич несколько раз

упоминает и о своей собственной кормилице:

29 м ая. Дочь молочной сестры, умильная, маленькая. Ни хлеба, ни избы (Там же: 41);

5 июля. Нынче кормилицын внук просить [!] на подати. Худой, скуластый, басистый. Рука болит, в покос взволдырилась (Там же: 49);

7 и ю л я. Кормилицы внучка. Отнимать надо, хлеба нег. Не пахан пар, подати. (Там же: 50);

11 июля. Молочная сестра Авдотья боится войти. Ничего не хочет (Там же: 51).

Крестьянские женщины, о которых говорится в представленных выше выдержках из дневниковых записей Льва Николаевича, испьггывают страдания, и, как видим, вместе с ними страдает и он.

В своем опубликованном в 1915 году сборнике коротких очерков, посвященных взаимоотношениям между Толстым и крестьянами Ясной Поляны, Алексей Зябрев рассказывает о том, как Толсгой помог как-то раз одному из беднейших крестьян, Алексею Жидкову. Было время жатвы, а Жидков заболел. Когда Толстой зашел к нему в избу, чтобы спросить о здоровье, то увидел, что тот лежит в постели, не в силах даже приподняться, чтобы покачать стоявшую рядом люльку, в которой исходил плачем голодный младенец. Писатель сам принялся качать колыбель, но малыш только громче заплакал. Жидков сказал, что ero жена, мать этого младенца, работает на току и что лишь она одна может успокоить ребенка, дав ему грудь. Услышав это, Толстой перестал качать люльку и чуть ли не бегом поспешил к матери. Встретившись с ней, он отправил ее к ребенку, чтобы покормить его, а сам, оставшись на гумне, принялся работать вместо нее (см.: Зябрев 1915/9 — 10: 360 — 361).

Известен еще один не менее любопьггный случай, когда Толстой воссоединил крестьянку-мать с ее младенцем. В конце 1887 года он, проживавший тогда в Москве, получил отчаянное письмо от В.Г. Черткова, который находился в то время в Крекшино, подмосковном поместье своих родственников. Чертков рассказал Толстому о том, что его жена, будучи не в состоянии полноценно кормить грудью их только что появившуюся на свет дочь, чье здоровье вызывало серьезные опасения, привлекла к себе в помощь кормилицу. Эта крестьянка, жившая в крайней нищете, на днях сдала своего ребенка, так же недавно родившегося, в какой-то приют, так что груди у нее

б93

Обложка.
DJVU. Русская литература и психоанализ. Ранкур-Лаферьер Д. Страница 693. Читать онлайн