ПравообладателямРусская литература и психоанализ, Ранкур-Лаферьер Даниэль
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Даниэль Ранкур-Лаферьер djvu   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

Дениэл Ранкур-Лаферьер - современный американский литературовед, русист. В его книгу вошли работы, посвященные самым известным русским писателям: Пушкину, Лермонтову, Гоголю, Достоевскому, Льву Толстому, Солженицыну... Выводы западного ученого, опирающегося в своих исследованиях на методы классического и неклассического психоанализа (М.Кляйн, Д.-В.Винникот, X.Кохут, М.Малер, Дж.Боулби и др.), могут кого-то шокировать и даже возмутить. Но вместе с тем они дают богатую пищу для размышлений, позволяют совершенно по-новому взглянуть на такие хрестоматийные литературные персонажи, как Евгений Онегин, Татьяна Ларина, Пьер Безухов, гоголевские Шпонька и Хома Брут... В том включена и сенсационная биография "Лев Толстой на кушетке психоаналитика", рассказывающая о знаменитом писателе с совершенно неожиданной стороны.

В целом издание дает представление о том, как развивается на Западе психоаналитическое литературоведение. Книга чрезвычайно интересна не только тем, кто изучает различные аспекты сексуальности и эротики, пронизывающих русскую культуру, но и всем, кто хотел бы глубже понять известные художественные произведения.

DJVU. Русская литература и психоанализ. Ранкур-Лаферьер Д.
Страница 483. Читать онлайн

ему поесть, «как и надлежит матери». По окончании первой беседы с Каратаевым Пьер «укладывается, словно ребенок, ища защиты под материнским боком Платона» gackson 1988: 57 — б1) "'.

Можно возразить, что Каратаев — мужчина и, следовательно, он не того пола, чтобы помочь Безухову родиться заново. Мужчина может лишь притвориться роженицей — тому свидетельство широко распространенное представление о родах через задний проход (русская пословица «Срать да родить- нельзя погодить»)"". Ужасная вонь, исходящая от Каратаева, когда хворь одолевает ero, наводит на мысль о фекалиях, как и настойчивый образ «округлости» (на анальное отверстие?).

Однако Каратаева отличают истинно женские, а следовательно, и материнские качества; они-то и наводят на мысль о родах в менее извращенной форме. Среди русских военнопленных ero одного повествователь награждает женственной природой. Голос Платона «почти женский» или похож на говор старых баб, он часто стряпает и шьет, а ero округлые черты, логично предположить, женственны.

Роуи и Джексон, по-моему, проникли в суть отношений Пьера и Каратаева, хотя и не проследили их до кульминационной точки — смерти последнего — и из собственных наблюдений не сделали, разумеется, выводов, базирующихся на положениях психоанализа.

В психоанализе есть, по крайней мере, три подхода, которые можно применить при разборе отношения Пьера к материнской фигуре Каратаева.

Первый — более или менее по Фрейду. Если, воспринимая Элен в качестве идеализированной матери, Пьер находится как на доэдиповом, так и на эдиповом уровнях, то имея дело с образом матери в лице Каратаева — исключительно на примитивном, доэдиповом, уровне. В данном случае пол Каратаева не имеет большого значения, поскольку он и Пьер не включены в эдипов треугольник, то есть в отношения, подразумевающие половые различия.

Второй подход основан на идеях Х. Кохута. Каратаев не становится для Пьера самообъектом, а остается объектом, который по мере развертывания повествования отдаляется от Безухова. Если в период филантропических затей Пьер склонен был видеть в мужике самообъект, то во французском плену он относится к конкретному мужику Каратаеву как к объекту. В какой-то мере Платон отбил у Безухова охоту отождествлять себя с другими. После знакомства с Каратаевым и до

Обложка.
DJVU. Русская литература и психоанализ. Ранкур-Лаферьер Д. Страница 483. Читать онлайн