ПравообладателямРусская литература и психоанализ, Ранкур-Лаферьер Даниэль
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Даниэль Ранкур-Лаферьер djvu   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

Дениэл Ранкур-Лаферьер - современный американский литературовед, русист. В его книгу вошли работы, посвященные самым известным русским писателям: Пушкину, Лермонтову, Гоголю, Достоевскому, Льву Толстому, Солженицыну... Выводы западного ученого, опирающегося в своих исследованиях на методы классического и неклассического психоанализа (М.Кляйн, Д.-В.Винникот, X.Кохут, М.Малер, Дж.Боулби и др.), могут кого-то шокировать и даже возмутить. Но вместе с тем они дают богатую пищу для размышлений, позволяют совершенно по-новому взглянуть на такие хрестоматийные литературные персонажи, как Евгений Онегин, Татьяна Ларина, Пьер Безухов, гоголевские Шпонька и Хома Брут... В том включена и сенсационная биография "Лев Толстой на кушетке психоаналитика", рассказывающая о знаменитом писателе с совершенно неожиданной стороны.

В целом издание дает представление о том, как развивается на Западе психоаналитическое литературоведение. Книга чрезвычайно интересна не только тем, кто изучает различные аспекты сексуальности и эротики, пронизывающих русскую культуру, но и всем, кто хотел бы глубже понять известные художественные произведения.

DJVU. Русская литература и психоанализ. Ранкур-Лаферьер Д.
Страница 715. Читать онлайн

сееву (1848 — 1919) он обращается, например, со следующими словами: «Не понимаю, почему музыка так умиляет, волнует и раздражает меня?» (Алексеев 1978/1: 257; сравните эти слова с приведенным выше эпиграфом к данному разделу). Одному своему знакомому, утверждавшему, что музыка доставляет наслаждение, Лев Николаевич возразил: «Наслаждение- это слово сюда не подходит. Музыка производит сильное действие, но не наслаждение. Как это выразить?.. Никак не подберешь такого слова» (цит. по: Гусев 1986: 169). Но что это за слово, которое следовало бы подобрать? У великого Толстого нам не найти ответа на этот вопрос.

Толстой сказал Н.Н. Гусеву, что «музыка невыразима словами» (Гусев 1973: 150). Аналогичное мнение он высказал и в беседе с В.Г. Чертковым: «Я думаю, что музыкальные впечатления никак нельзя описывать» (цит. по: Сергеенко'" 1939: 536).,Лаже в тех случаях, когда музыка сопровождалась словами, Толстой внимал одной лишь ей, словно слов и в помине не было. Однажды, прослушав граммофонную запись русской народной песни в женском исполнении"', стареющий Толсгой заметил, что «в этом напеве чувствуется бог знает какая древность» (Гусев 1986: 175). Бог-то знает, конечно, а Толстой вот не знал или просто был не в состоянии воспринимать своим сознанием того, о чем напоминала ему эта песня и что могло храниться лишь в глубинах его бессознательного.

В одном месте Позднышев высказывает любопытньгй парадокс о знании и в то же время незнании, что за эмоции вызываются музыкой: «<...> она [жена Василия] испытывала то же, что и я, <...> и ей, как и мне, открылись, как будто вспомнились новые, неиспытанные чувства» (Толстой 1928 — 1958/27: 62). В этой фразе — суть ощущения, охватившего главного героя повести. Но логики в ней вроде бы нет. И в самом деле, разве возможно такое — вспоминать что-то ранее неизвестное, как утверждается это Позднышевым. Данный оксюморон появляется в тот самый момент, когда Толстой собирается перейти к уже другой теме — убийству.

Используя принятую в психоанализе терминологию, заметим, что Позднышев переживает регрессию, или возвращение; она переносит его в прошлое, в самое раннее, еще не знавшее противоречий психическое состояние, и это движение в обратном направлении воспринимается им как воспоминание (см.: Там же: 61). Но поскольку Позднышев обычным путем нс аожет вспомнить данного состояния, оно представляется ему новым и незнакомым. Поскольку те специфические условия,

715

Обложка.
DJVU. Русская литература и психоанализ. Ранкур-Лаферьер Д. Страница 715. Читать онлайн