ПравообладателямРусская литература и психоанализ, Ранкур-Лаферьер Даниэль
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Даниэль Ранкур-Лаферьер djvu   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

Дениэл Ранкур-Лаферьер - современный американский литературовед, русист. В его книгу вошли работы, посвященные самым известным русским писателям: Пушкину, Лермонтову, Гоголю, Достоевскому, Льву Толстому, Солженицыну... Выводы западного ученого, опирающегося в своих исследованиях на методы классического и неклассического психоанализа (М.Кляйн, Д.-В.Винникот, X.Кохут, М.Малер, Дж.Боулби и др.), могут кого-то шокировать и даже возмутить. Но вместе с тем они дают богатую пищу для размышлений, позволяют совершенно по-новому взглянуть на такие хрестоматийные литературные персонажи, как Евгений Онегин, Татьяна Ларина, Пьер Безухов, гоголевские Шпонька и Хома Брут... В том включена и сенсационная биография "Лев Толстой на кушетке психоаналитика", рассказывающая о знаменитом писателе с совершенно неожиданной стороны.

В целом издание дает представление о том, как развивается на Западе психоаналитическое литературоведение. Книга чрезвычайно интересна не только тем, кто изучает различные аспекты сексуальности и эротики, пронизывающих русскую культуру, но и всем, кто хотел бы глубже понять известные художественные произведения.

DJVU. Русская литература и психоанализ. Ранкур-Лаферьер Д.
Страница 546. Читать онлайн

Другая — в том, что и после отречения от своей собственности и осуждения своих же собственных литературных шедевров он продолжал как ни в чем не бывало пользоваться все той же собственностью и по-прежнему заниматься сочинительством.

Воспитанный в традиционном для XVIII века духе рационализма и холодной рассудочности, Толстой тем не менее отверг со временем рационализм и стал придерживаться таких спорных иррациональных постулатов, как непротивление злу, вегетарианство, пацифизм и полное половое воздержание. Неприязненное отношение писателя к развитию современной ему науки и философии отличалось особой стойкостью и было к тому же весьма заразительным: и поныне встречаются отдельные толстоведы, горящие безудержным желанием неукоснительно следовать своему учителю в ero антиинтеллектуализме.

Что же касается подхода Толстого к историческому процессу, то он знал значительно больше того, что готов был допустить. Исайя Берлин характеризовал его как хитрого «лиса», который убеждал себя и других в том, будто он — тугодум «еж» (Berlin 1979: 22 — 81). В своей области, то есть в искусстве, коему была отдана вся жизнь, Толстой видел и понимал столь необъятно много, что, как замечает М.А. Алданов, постоянно стремился с чуть ли не бюрократическим догматизмом сузить собственное поле зрения(см.: Алданов 19б9: 75 — 7б).

Если, с одной стороны, Толстой ощущал сильное желание быть частью огромного людского (в первую очередь русского) коллектива, всецело принадлежать ему и даже «слиться» с ним, то, с другой — он, и находясь в коллективе, всегда оставался одиноким, «чужим» для других человеком, что весьма убедительно показано Ричардом Ф. Густафсоном (см.: Gustafson 198б).

Размышляя большую часть своей жизни над проблемой смерти и создав посвященные этой теме подлинные литературные шедевры (такие, например, как «Смерть Ивана Ильича» или «Хаджи-Мурат»), Лев Николаевич встретил свою кончину на мало известной кому железнодорожной станции, куда занесла ero судьба после побега от собственной жены, в тревожной, не подобающей столь великому человеку обстановке.

Хотя, работая над «Крейцеровой сонатой», Толстой был убежден в необходимости полного полового воздержания, сам он, однако, так и не смог отказаться от половых сношений с женой. В то время как Лев Николаевич искренне пытался убедить и читателей, и самого себя в неизбывно высокой значимости духовной любви, и в ero поведении, и в ero суждениях

Обложка.
DJVU. Русская литература и психоанализ. Ранкур-Лаферьер Д. Страница 546. Читать онлайн