ПравообладателямРусская литература и психоанализ, Ранкур-Лаферьер Даниэль
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Даниэль Ранкур-Лаферьер djvu   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

Дениэл Ранкур-Лаферьер - современный американский литературовед, русист. В его книгу вошли работы, посвященные самым известным русским писателям: Пушкину, Лермонтову, Гоголю, Достоевскому, Льву Толстому, Солженицыну... Выводы западного ученого, опирающегося в своих исследованиях на методы классического и неклассического психоанализа (М.Кляйн, Д.-В.Винникот, X.Кохут, М.Малер, Дж.Боулби и др.), могут кого-то шокировать и даже возмутить. Но вместе с тем они дают богатую пищу для размышлений, позволяют совершенно по-новому взглянуть на такие хрестоматийные литературные персонажи, как Евгений Онегин, Татьяна Ларина, Пьер Безухов, гоголевские Шпонька и Хома Брут... В том включена и сенсационная биография "Лев Толстой на кушетке психоаналитика", рассказывающая о знаменитом писателе с совершенно неожиданной стороны.

В целом издание дает представление о том, как развивается на Западе психоаналитическое литературоведение. Книга чрезвычайно интересна не только тем, кто изучает различные аспекты сексуальности и эротики, пронизывающих русскую культуру, но и всем, кто хотел бы глубже понять известные художественные произведения.

DJVU. Русская литература и психоанализ. Ранкур-Лаферьер Д.
Страница 506. Читать онлайн

вилам логики, без посредства суждений, умозаключений и выводов, а совершенно особенным способом» (Там же: 290). Пьер с Наташей могут даже обсуждать сразу несколько тем на своем особом, телеграфном языке. Повествователь указывает, что «это одновременное обсуждение многого не только не мешало ясности понимания, но, напротив, было вернейшим признаком того, что они вполне понимают друг друга» (Там же: 291). Такое общение, говорит повествователь, подобно сновидению, где все бессмысленно и противоречиво, кроме чувства, руководящего сновидением, которое, несмотря ни на что, ясно и понятно.

Если расширить немного метафору Толстого, то выходит: Пьер с Наташей будто видят овин и тот же сон. Расстояние между ними, как пишет Мари Семон, «ничтожное», «monstrueusement nulle» (см.: Бетоп 1984: 87).

Наташа прекрасно понимает супруга, даже лучше, чем в 1813 году, когда он потчевал ее историями о войне и французском плене.

Когда они заговаривают о политике и Пьер желает знать мнение Наташи о выходке Николая, то мы читаем: ««У Николеньки есть эта слабость, что, если что не принято всеми, он ни за что не согласится. А я понимаю, ты именно дорожишь тем, чтобы ouvrir un carriere" *, — сказала она, повторяя слова, риз сказанные Пьероле» (Толстой 1928 — 1958/12: 291; курсив мой.-

д. Р.-л.).

Пожалуй, Наташа не очень умна, но она, определенно, талантлива в обеспечении супругу того отзеркаливания, которое для него, вероятно, было необходимо. Пьеру очень хочется, чтобы его жена поняла, что он чувствовал в Петербурге:

<...> в Петербурге я чувствовал это (я тебе могу сказать это), что без меня все это распадалось, каждый тянул в свою сторону. Но мне удалось всех соединить, и потом моя мысль так проста и ясна. Ведь я не говорю, что мы должны противудействовать тому-то и тому-то. Мы можем ошибаться. А я говорю: возьмемтесь рука с рукою те, которые любят добро, и пусть будет одно знамя — деятельная добродетель (Там же: 292).

Слова Безухова по-новому говорят о нем, и в то же время выраженное им чувство характерно для того маниакального состояния, в котором он подчас пребывает. Он имеет смелость думать, что незаменим (вспомните его прежнее понятие, что судьбой ему суждено стать убийцей Наполеона). Двумя стра-

* Открыть поприще (фр.).

Обложка.
DJVU. Русская литература и психоанализ. Ранкур-Лаферьер Д. Страница 506. Читать онлайн