ПравообладателямРусская литература и психоанализ, Ранкур-Лаферьер Даниэль
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Даниэль Ранкур-Лаферьер djvu   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

Дениэл Ранкур-Лаферьер - современный американский литературовед, русист. В его книгу вошли работы, посвященные самым известным русским писателям: Пушкину, Лермонтову, Гоголю, Достоевскому, Льву Толстому, Солженицыну... Выводы западного ученого, опирающегося в своих исследованиях на методы классического и неклассического психоанализа (М.Кляйн, Д.-В.Винникот, X.Кохут, М.Малер, Дж.Боулби и др.), могут кого-то шокировать и даже возмутить. Но вместе с тем они дают богатую пищу для размышлений, позволяют совершенно по-новому взглянуть на такие хрестоматийные литературные персонажи, как Евгений Онегин, Татьяна Ларина, Пьер Безухов, гоголевские Шпонька и Хома Брут... В том включена и сенсационная биография "Лев Толстой на кушетке психоаналитика", рассказывающая о знаменитом писателе с совершенно неожиданной стороны.

В целом издание дает представление о том, как развивается на Западе психоаналитическое литературоведение. Книга чрезвычайно интересна не только тем, кто изучает различные аспекты сексуальности и эротики, пронизывающих русскую культуру, но и всем, кто хотел бы глубже понять известные художественные произведения.

DJVU. Русская литература и психоанализ. Ранкур-Лаферьер Д.
Страница 690. Читать онлайн

ребенка за признак того, что она не любит своего мужа, представляет для нас определенный интерес: ведь нарциссическое отношение Толстого к тому, что жена страдает маститом,- это, пожалуй, самое меньшее из того, с чем мы сталкиваемся здесь.

Чтобы доставить мужу радость, Софья Андреевна в течение нескольких недель, несмотря ни на что, пыталась сама кормить грудью ребенка. Свекор Толстого, бывший врачом, в своем письме, адресованном Татьяне Андреевне, отругал всех, кто допустил это, и затем посоветовал ей: «<...> а Левочку просто валяй, чем попало, чтобы умнее был. Он мастер большой на речах и писаньях, а на деле не то выходит. Пускай-ка он напишет повесть, в которой муж мучает больную жену и желает, чтобы она продолжала кормить своего ребенка; все бабы забросают его каменьями» (Кузминская 1986: 232). В конце концов Лев Николаевич сдался., и кормилица была нанята. Но вскоре и у кормилицы начался мастит, и ребенка пришлось кормить из рожка. Свояченица Толстого, уже неоднократно упоминавшаяся выше Татьяна Андреевна Кузминская (Берс), описывает, как наш герой сам пытался накормить свое юное чадо: «Я помню, как однажды я застала Льва Николаевича одного в детской. Чтобы успокоить ребенка, он сильной дрожащей рукой совал в ротик ребенка рожок, наливая молоко другой рукой» (Кузминская 1986: 271; см. об этом же: Там же: 244, 249; кроме того, см.: Толстой 1928 — 1958/86: 229, где писатель говорит, что ero «старший сын» был выкормлен «рожком»).

К моменту появления второго ребенка Софья Андреевна уже была в состоянии кормить ero грудью, что было встречено Толстым с чувством глубокого удовлетворения, о чем можно судить хотя бы по его письму свояченице, в котором встречаются такие слова: «Соня очень хороша и мила с своими птенцами и труды свои несет так легко и весело» (цит. по: Гусев 1957: 630). Но с рождением третьего ребенка, Ильи, вновь возникла прежняя проблема. О том, что Толстой опять стал демонстрировать эмоциональную отчужденность от супруги, мы можем судить хотя бы по дневниковой записи Софьи Андреевны от 22 июля 1866 года: «Со мной он холоден до крайности. У меня болят груди, я кормлю с страшной болью и страданиями. Нынче позвала Маврушу прикормить, чтобы дать груди поджить. Боли мои всегда действуют на него дурно в отношении ко мне. Он делается холоден <...>» (Толстая 1978а/1: 78). Примерно в то же самое время Толстой, касаясь жены, занятой кормлением детей, замечает, что она «погружена в сис<ь-

Обложка.
DJVU. Русская литература и психоанализ. Ранкур-Лаферьер Д. Страница 690. Читать онлайн