ПравообладателямРусская литература и психоанализ, Ранкур-Лаферьер Даниэль
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Даниэль Ранкур-Лаферьер djvu   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

Дениэл Ранкур-Лаферьер - современный американский литературовед, русист. В его книгу вошли работы, посвященные самым известным русским писателям: Пушкину, Лермонтову, Гоголю, Достоевскому, Льву Толстому, Солженицыну... Выводы западного ученого, опирающегося в своих исследованиях на методы классического и неклассического психоанализа (М.Кляйн, Д.-В.Винникот, X.Кохут, М.Малер, Дж.Боулби и др.), могут кого-то шокировать и даже возмутить. Но вместе с тем они дают богатую пищу для размышлений, позволяют совершенно по-новому взглянуть на такие хрестоматийные литературные персонажи, как Евгений Онегин, Татьяна Ларина, Пьер Безухов, гоголевские Шпонька и Хома Брут... В том включена и сенсационная биография "Лев Толстой на кушетке психоаналитика", рассказывающая о знаменитом писателе с совершенно неожиданной стороны.

В целом издание дает представление о том, как развивается на Западе психоаналитическое литературоведение. Книга чрезвычайно интересна не только тем, кто изучает различные аспекты сексуальности и эротики, пронизывающих русскую культуру, но и всем, кто хотел бы глубже понять известные художественные произведения.

DJVU. Русская литература и психоанализ. Ранкур-Лаферьер Д.
Страница 729. Читать онлайн

четко прослеживаются в рассказе «Убийца жены», где предтеча Позднышева вспарывает живот несчастной женщины, из которого вываливаются внутренности, именуемые в этом произведении «потрохами», потроха же (или «потрошки»), особенно свиные и гусиные, приготовленные соответствующим образом, исстари считались в России деликатесными блюдами (см.: ССРЛЯ 1950 — 19б5/10: 1б45).

В первой, черновой, редакции повести чуть ли не напрямую говорится о том, что мужья и противостоящие им другие мужчины, стремящиеся соблазнить или уже соблазнившие их жен, фактически ведут между собой борьбу за возможность потреблять молоко непосредственно из женской груди. Позднышев, рассказывающий о себе в третьем лице, довольно образно живописует суету, которую устроили ловеласы, устремившиеся к «молочному пункту» в лице его красивой жены:

<...> он [Позднышев], устроив себе удовольствие, не рассчитал, что охотников на эти удовольствия очень много, да еще таких умных людей, которые не только знают, что иногда очень приятно жить с женщиной, но знают еще и то, что для этого не нужно всех этих хлопот и неприятностей, связанных с женатой жизнью. А что гораздо приятнее и без хлопот собирать сливочки с того подоя, который другие устроят (Толстой 1928- 1958/27: 362).

И в той же самой редакции повести мы находим еще одно высказывание ее главного героя, вполне определенно говорящего о том, что соблазнители чужих жен стремятся удовлетворить свои оральные устремления. Правда, на сей раз о молоке — ни слова:

Бедствовал он ужасно. А отчего бедствовал? Оттого, что его супруга была для него только, только сладкий, вкусный кусок, который он ел, и чем слаще был кусок, тем яснее ему было, что непременно этот сладкий кусок хотят съесть и сьели отчасти или рано или поздно съедят другие (Там же: Зб7).

Повторяющееся использование различных форм глагола «есть» («ел», хотят есть», «съели», «съедят») в этом неоконченном пассаже лишь усиливает оральный характер данного слова. Страницей позже в той же черновой редакции повести Толстой опять вводит оральный образ в очередное высказывание Позднышева, убежденного в том, что его жена состоит в любовной связи с художником: «Моя она (зачфкнрто: мой сладкий кусок. — P Р.-Л.), а не я причина этого сиянья, а он». Уверенность этого персонажа в измене жены делает ее еще

729

Обложка.
DJVU. Русская литература и психоанализ. Ранкур-Лаферьер Д. Страница 729. Читать онлайн