ПравообладателямРусская литература и психоанализ, Ранкур-Лаферьер Даниэль
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Даниэль Ранкур-Лаферьер djvu   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

Дениэл Ранкур-Лаферьер - современный американский литературовед, русист. В его книгу вошли работы, посвященные самым известным русским писателям: Пушкину, Лермонтову, Гоголю, Достоевскому, Льву Толстому, Солженицыну... Выводы западного ученого, опирающегося в своих исследованиях на методы классического и неклассического психоанализа (М.Кляйн, Д.-В.Винникот, X.Кохут, М.Малер, Дж.Боулби и др.), могут кого-то шокировать и даже возмутить. Но вместе с тем они дают богатую пищу для размышлений, позволяют совершенно по-новому взглянуть на такие хрестоматийные литературные персонажи, как Евгений Онегин, Татьяна Ларина, Пьер Безухов, гоголевские Шпонька и Хома Брут... В том включена и сенсационная биография "Лев Толстой на кушетке психоаналитика", рассказывающая о знаменитом писателе с совершенно неожиданной стороны.

В целом издание дает представление о том, как развивается на Западе психоаналитическое литературоведение. Книга чрезвычайно интересна не только тем, кто изучает различные аспекты сексуальности и эротики, пронизывающих русскую культуру, но и всем, кто хотел бы глубже понять известные художественные произведения.

DJVU. Русская литература и психоанализ. Ранкур-Лаферьер Д.
Страница 724. Читать онлайн

Убив жену, Позднышев избавился тем самым от объекта (или, точнее, от образа объекта), который вызывал у него болезненные и противоречивые чувства. Конечно, Василий мог бы достичь своих целей куда более простым путем — расставшись с женой. Но поскольку он не сделал этого, мы вправе заключить, что главным для него было выплеснуть свою ярость.

Описание той обстановки, в которой Позднышев совершил убийство, служит еще одним свидетельством неразрывности уз, связывавших воедино мать и ребенка. Чтобы добраться до жены, Позднышев прошел через две детские комнаты, хотя мог бы и просто пройти через гостиную, не опасаясь потревожить детей (см.: Golstein 1996: 460, примеч. 1). В голове ero билось: «И вот'. пять человек детей, и она обнимает музыканта, оттого что у него красные губы! Нет, это не человек! Это сука, это мерзкая сука! Рядом с комнатой детей, в любви к которым она притворялась всю свою жизнь» (Толстой 1928- 1958727: 70). В общем, в глазах Позднышева его жена — самая нерадивая из всех матерей, особенно по отношению к сыну Васе: «Мой Вася! Он увидит, как музыкант целует ero мать. Что сделается в его бедной душе? Да ей что!» (Там же: 67). Но мы-то помним, что Позднышева тоже зовут Васей. Выражая свое сострадание к сыну, он идентифицирует себя с ним, чему в немалой степени содействует совпадение их имен, и в результате и на этот раз воспринимает жену, скорее, как свою мать (или как образ своей матери).

С другой стороны, герою Толстого и в голову-то не приходило, что, убив жену, он лишил пятерых детей матери. Как указывает Владимир Гольштейн, «Позднышев хотел разрушить секс, но в действительности погубил мать» (Golstein 1996: 460). Идентифицируя себя время от времени с детьми, Василий всякий раз делает это в нарциссической манере. Даже после того, как он совершит злодеяние и жена скажет, умирая, что не допусгит, чтобы дети остались с ним, он даже и не подумает об их самочувствии (см.: Боткин 1893: 14)'~. Он занят тем, что пытается осмыслить свой ужасный поступок, жертвой которого стала ero жена.

Само убийство совершено по заранее продуманному, четкому плану: «Я бросился к ней, все еще скрывая кинжал, чтобы он [Трухачевский] не помешал мне ударить ее в бок под грудью. Я выбрал это место с самого начала» (Толстой 1928 — 1958/ 27: 72). Сколь ни звучит это иронично, учитывая трагичность ситуации, тем не менее факт остается фактом: когда он еще

724

Обложка.
DJVU. Русская литература и психоанализ. Ранкур-Лаферьер Д. Страница 724. Читать онлайн