ПравообладателямРусская литература и психоанализ, Ранкур-Лаферьер Даниэль
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Даниэль Ранкур-Лаферьер djvu   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

Дениэл Ранкур-Лаферьер - современный американский литературовед, русист. В его книгу вошли работы, посвященные самым известным русским писателям: Пушкину, Лермонтову, Гоголю, Достоевскому, Льву Толстому, Солженицыну... Выводы западного ученого, опирающегося в своих исследованиях на методы классического и неклассического психоанализа (М.Кляйн, Д.-В.Винникот, X.Кохут, М.Малер, Дж.Боулби и др.), могут кого-то шокировать и даже возмутить. Но вместе с тем они дают богатую пищу для размышлений, позволяют совершенно по-новому взглянуть на такие хрестоматийные литературные персонажи, как Евгений Онегин, Татьяна Ларина, Пьер Безухов, гоголевские Шпонька и Хома Брут... В том включена и сенсационная биография "Лев Толстой на кушетке психоаналитика", рассказывающая о знаменитом писателе с совершенно неожиданной стороны.

В целом издание дает представление о том, как развивается на Западе психоаналитическое литературоведение. Книга чрезвычайно интересна не только тем, кто изучает различные аспекты сексуальности и эротики, пронизывающих русскую культуру, но и всем, кто хотел бы глубже понять известные художественные произведения.

DJVU. Русская литература и психоанализ. Ранкур-Лаферьер Д.
Страница 77. Читать онлайн

связь между {+ известной) ведьмой/панночкой и { — известной) матерью, с семантическим признаком {+ известной ) (в оиблейско.и с мысле), выступающим здесь в роли tertium comparationis (лат. третейского суда). Наше предшествующее рассмотрение встречи Хомы с ведьмой/панночкой подтверждает вероятность такой связи, поскольку садомазохистский элемент данной встречи, по всей видимости, смоделирован на основе инфантильного восприятия соития как кастрации одного Родителя другим. Мы подозревали, что при встрече с Хомой ведьма/ панночка олицетворяла мать философа, и расспросы сотника подтвердили наше подозрение. Назначение этих расспросов в том, чтобы по факту установить вину, рассеять всякое сомнение относительно фантастической скачки верхом по степи, ведь в бессознательное читателя могла зародиться мысль, будто эта скачка вовсе и не являлась эвфемизмом кровосмесительной связи. Как только читатель уверовал в виновность философа, то, по закону возмездия, и последующее наказание приобрело законные черты и, пожалуй, даже стало неизбежным.

В то же время разговор сотника с Хомой позволяет утверждать не только то, что образ Вия вбирает в себя черты ведьмы/панночки и ее отца, но и следующее: отныне Вий является образом отца на более глубинном уровне, поскольку читатель подведен к мысли о древнем обычае мщения за инцест. Получается, что образ отца читатель проецирует на Вия, поскольку инцест совершен с олицетворением матери, а, по закону возмездия, мстить должен отец. В начале повести настоящий отец ведьмы/панночки оборачивается для Хомы образом отца, т. е. становится Вием.

Но данному выводу — касательно тождественности отцу образа Вия, — сделанному с позиций психоанализа, недостает одного существенно важного момента, а именно: мотивации самого имени «Вий». Это имя собственное стоит особняком и, судя по всему, до своего появления в гоголевской повести не существовало ни в украинском, ни в русском языках. Обычно полагают, что Николай Васильевич каким-то образом произвел его от украинского слова «в~я» («ресница»), особенно если учесть то обстоятельство, что у Вия длиннющие ресницы. Эта связь, несомненно, играет определенную роль в придуманном Гоголем имени, и эту связь читатель только и способен проследить из текста повести (предполагается, что он знает украинский язык). Разве не странно, что оба персонажа — ведьма/панночка и ее отец, — сущности которых и составляют в основном

77

Обложка.
DJVU. Русская литература и психоанализ. Ранкур-Лаферьер Д. Страница 77. Читать онлайн