ПравообладателямРусская литература и психоанализ, Ранкур-Лаферьер Даниэль
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Даниэль Ранкур-Лаферьер djvu   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

Дениэл Ранкур-Лаферьер - современный американский литературовед, русист. В его книгу вошли работы, посвященные самым известным русским писателям: Пушкину, Лермонтову, Гоголю, Достоевскому, Льву Толстому, Солженицыну... Выводы западного ученого, опирающегося в своих исследованиях на методы классического и неклассического психоанализа (М.Кляйн, Д.-В.Винникот, X.Кохут, М.Малер, Дж.Боулби и др.), могут кого-то шокировать и даже возмутить. Но вместе с тем они дают богатую пищу для размышлений, позволяют совершенно по-новому взглянуть на такие хрестоматийные литературные персонажи, как Евгений Онегин, Татьяна Ларина, Пьер Безухов, гоголевские Шпонька и Хома Брут... В том включена и сенсационная биография "Лев Толстой на кушетке психоаналитика", рассказывающая о знаменитом писателе с совершенно неожиданной стороны.

В целом издание дает представление о том, как развивается на Западе психоаналитическое литературоведение. Книга чрезвычайно интересна не только тем, кто изучает различные аспекты сексуальности и эротики, пронизывающих русскую культуру, но и всем, кто хотел бы глубже понять известные художественные произведения.

DJVU. Русская литература и психоанализ. Ранкур-Лаферьер Д.
Страница 466. Читать онлайн

появляется вновь и вновь (многие литературоведы полагают

это излишеством):

<...> вся фигура Платона в его подпоясанной веревкою французской шинели, в фуражке и лаптях, была круглая, голова была совершенно круглая, спина, грудь, плечи, даже руки, которые он носил, как бы всегда собираясь обнять что-то, были круглые; приятная улыбка и большие карие нежные глаза были круглые (Там же).

Кажется, Платон производит на Пьера успокаивающее, терапевтическое воздействие отчасти благодаря своей округлости. Каратаев будто живая ходячая мандалапв для недавно травмированной души Безухова. И только Пьер замечает ero округлость. Для остальных пленных Каратаев — самый обыкновенный русский солдат.

Хотя ему за пятьдесят и у него на лице мелкие, «круглые» морщинки, в нем остались детские черты. Повествователь говорит, что ero лицо «имело выражение невинности и юности» (Там же: 49). Просыпаясь утром, он тут же «встряхивался» и немедленно принимался за какое-нибудь дело, «как дети, вставши, берутся за игрушки» (Там же). Вечером перед сном он любил слушать сказки (все одни и те же).

Больше всего Пьера удивляла непосредственность и спорость ero речи, которая тоже казалась детской: «Он, видимо, никогда не думал о том, что он сказал и что он скажет; и от этого в быстроте и верности ero интонаций была особенная неотразимая убедительность» (Там же). Нередко он говорил совершенно противоположное тому, что говорил прежде, но и то и другое было справедливо. Если Безухов просил его повторить только что сказанное, то он не мог вспомнить или воспроизвести своих слов. Каратаев, как кажется, жил настоящим, и для него не существовало прошлого. Как замечает Эдуард Уосиолек, Каратаев «столь беззаботен и столь непосредствен в диктуемых жизнью поступках, что у него почти нет памяти (...)» (Wasiolek 1978: 93).

Каратаев любил петь. Повествователь приводит несколько отдельных слов из ero любимой песни: «родимая» («дорогая»- грамматически женская форма, относящаяся, вероятно, к поющей матери), «березанька» (тоже женское, уменьшительно- ласкательное от слова «береза»), «тошненько мне» (уменьшительное от выражения «я испытываю тошноту в глубине души»; см.: Там же: 50 — 51)).

Каратаев любит и животных. Перед сном он молится святым Фролу и Лавре, покровительствующим лошадям и прочей

Обложка.
DJVU. Русская литература и психоанализ. Ранкур-Лаферьер Д. Страница 466. Читать онлайн