ПравообладателямРусская литература и психоанализ, Ранкур-Лаферьер Даниэль
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Даниэль Ранкур-Лаферьер djvu   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

Дениэл Ранкур-Лаферьер - современный американский литературовед, русист. В его книгу вошли работы, посвященные самым известным русским писателям: Пушкину, Лермонтову, Гоголю, Достоевскому, Льву Толстому, Солженицыну... Выводы западного ученого, опирающегося в своих исследованиях на методы классического и неклассического психоанализа (М.Кляйн, Д.-В.Винникот, X.Кохут, М.Малер, Дж.Боулби и др.), могут кого-то шокировать и даже возмутить. Но вместе с тем они дают богатую пищу для размышлений, позволяют совершенно по-новому взглянуть на такие хрестоматийные литературные персонажи, как Евгений Онегин, Татьяна Ларина, Пьер Безухов, гоголевские Шпонька и Хома Брут... В том включена и сенсационная биография "Лев Толстой на кушетке психоаналитика", рассказывающая о знаменитом писателе с совершенно неожиданной стороны.

В целом издание дает представление о том, как развивается на Западе психоаналитическое литературоведение. Книга чрезвычайно интересна не только тем, кто изучает различные аспекты сексуальности и эротики, пронизывающих русскую культуру, но и всем, кто хотел бы глубже понять известные художественные произведения.

DJVU. Русская литература и психоанализ. Ранкур-Лаферьер Д.
Страница 482. Читать онлайн

при родах будущего повелителя казалось, будто отходящие воды затопят всю Азию)'". Сначала Безухов погружается в воду — акт, означающий возвращение в матку (то, что Джон Хэган называет, «псевдосексуальным опьггом» (Hagan 19б9: 1007)). Потом из воды извлекают всего Пьера, то есть совершают действие, намекающее на акт рождения.

Мысль о рождении подспудно проглядывает и у М. Бидни, когда он пишет, что шар «влажен словно влагалище» (Bidney 1981: 235). Но, поскольку первый сон связан со смертью Каратаева (намек на Шекспира) "4, я бы так сказал: эта сфера столь же напоминает влагалище, сколь и могилу.

Во всяком случае, если спасение Пьера означает ero рождение, то уместно спросить: кто же мать?

Вот одно предположение: матерью являются русские солдаты в своей совокупности — освобождение-то принесли именно они. На выручку пришла, так сказать, матушка-Россия.

Вторая гипотеза: матерью является полька.

На мой взгляд, самая жизнеспособная третья версия: мать здесь — Платон Каратаев. Именно благодаря ему Безухову привиделся сон с жидким шаром, именно Платон обитает в нем. Поскольку это предположение требует обоснования, займемся этим.

Некоторые литературоведы заметили, что во время пленения Пьер претерпевает «перерождение», или «второе рождение» («возрождение»; см., напр.: Jackson 1988; Вауlеу 19б7: 130; Wasio1ek 1978: 90; Тимрот 1961: 43; Fodor 1984: 141; Овсянико- Куликовский 1909: 154; Ермилов 19б1: 340; Neatrour 1970: 25). Кроме того, все согласны, что Платон способствует его перерождению. Нельзя ли в таком случае взглянуть на Каратаева как на метафорическую мать Пьера? Не является ли Платон идеализированным образом матери?

Фактически это предположение уже было выдвинуто — без всякой связи с психоанализом — двумя славистами. Один из них, Уильям Роуи, утверждал, что Платон Каратаев «по-матерински» обращается с Пьером (в отличие от Баздеева — тот обходится с ним «по-отцовски»). Роуи отмечал: у Каратаева «почти по-женски» певучий голос, и последний особенно скорбит оттого, что у Безухова нет матери (см.: Rowe 198ба: 5б — 57).

,1~рутой литературовед, Роберт Луис Джексон, писал, что Платон Каратаев — это «явная замена матери Пьера». У Каратаева «"материнский» певучий голос», вызывающий у Безухова слезы на глазах. Каратаев «"кругл» и хлебосолен, как матушка-земля». Когда Пьер попадает в балаган, Платон дает

Обложка.
DJVU. Русская литература и психоанализ. Ранкур-Лаферьер Д. Страница 482. Читать онлайн