ПравообладателямРусская литература и психоанализ, Ранкур-Лаферьер Даниэль
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Даниэль Ранкур-Лаферьер djvu   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

Дениэл Ранкур-Лаферьер - современный американский литературовед, русист. В его книгу вошли работы, посвященные самым известным русским писателям: Пушкину, Лермонтову, Гоголю, Достоевскому, Льву Толстому, Солженицыну... Выводы западного ученого, опирающегося в своих исследованиях на методы классического и неклассического психоанализа (М.Кляйн, Д.-В.Винникот, X.Кохут, М.Малер, Дж.Боулби и др.), могут кого-то шокировать и даже возмутить. Но вместе с тем они дают богатую пищу для размышлений, позволяют совершенно по-новому взглянуть на такие хрестоматийные литературные персонажи, как Евгений Онегин, Татьяна Ларина, Пьер Безухов, гоголевские Шпонька и Хома Брут... В том включена и сенсационная биография "Лев Толстой на кушетке психоаналитика", рассказывающая о знаменитом писателе с совершенно неожиданной стороны.

В целом издание дает представление о том, как развивается на Западе психоаналитическое литературоведение. Книга чрезвычайно интересна не только тем, кто изучает различные аспекты сексуальности и эротики, пронизывающих русскую культуру, но и всем, кто хотел бы глубже понять известные художественные произведения.

DJVU. Русская литература и психоанализ. Ранкур-Лаферьер Д.
Страница 229. Читать онлайн

КУВАДА ПЕТРА ВЕЛИКОГО:

ПСИХОАНАЛИТИЧЕСКИЙ АСПЕКТ «МЕДНОГО ВСАДНИКА»'

«Медный Всадник» — это, конечно,

самая впечатляющая и поэтически пло-

дотворная из пушкинских поэм.

Д.С. МиРский

Трудно представить себе, что после весьма масштабных исследований «Медного Всадника» (см., напр.: Knigge 1984; Пушкин 1978; Lednicki 1955; Макаровская 1978) и сегодня можно сказать нечто важное о пушкинской поэме. Однако никто из литературоведов не подходил пока к ней с позиций психоанализа, метода, для которого в тексте поэмы — легион возможностей.

Данное исследование касается только одного психоаналитического аспекта многопланового пушкинского произведения. Я собираюсь показать, что пушкинская характеристика Петра Великого содержит скрьггые фантазии о том, что антропологи и этнографы называют «кувадой»* — мужским деторождением. В поэме царь наделен именно такого рода репродуктивной функцией.

Как отмечали различные исследователи, основание Петербурга было актом «творения» со стороны Петра. Н.П. Анциферов называет Петра «космократором» (см.: Анциферов 1924: 65). P. Грегг говорит о Петре, «богоподобном творце», «породившем космос из водяного хаоса» (Gregg 1977: 1б8). М.Н. Эпштейн пишет об «актах творения», которые готовил Петр, созерцая воды Невы (см.: Эпштейн 1981: 107). Г.П. Макогоненко упоминает о «плодотворности» петровской идеи построить город на благо русским людям (см.: Макогоненко 1982: 1б8). Мари Банерджи называет Петра «чудотворным создателем» (см.: Banerjee 1978: 52). И так далее'. Но эти характеристики не слишком расходятся с той, что дает Евгений, глядя на статую Петра: «Добро, стфоитель чу3отвофньсй!» Психоаналитику не должно скользить по поверхности. Петр, вне всякого сомнения, творец. Но что означает его творчество в контексте поэмы? С

* Кув а да — обрядовая симуляция отцом родового акта при рождении

ребенка.

229

Обложка.
DJVU. Русская литература и психоанализ. Ранкур-Лаферьер Д. Страница 229. Читать онлайн