ПравообладателямРусская литература и психоанализ, Ранкур-Лаферьер Даниэль
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Даниэль Ранкур-Лаферьер djvu   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

Дениэл Ранкур-Лаферьер - современный американский литературовед, русист. В его книгу вошли работы, посвященные самым известным русским писателям: Пушкину, Лермонтову, Гоголю, Достоевскому, Льву Толстому, Солженицыну... Выводы западного ученого, опирающегося в своих исследованиях на методы классического и неклассического психоанализа (М.Кляйн, Д.-В.Винникот, X.Кохут, М.Малер, Дж.Боулби и др.), могут кого-то шокировать и даже возмутить. Но вместе с тем они дают богатую пищу для размышлений, позволяют совершенно по-новому взглянуть на такие хрестоматийные литературные персонажи, как Евгений Онегин, Татьяна Ларина, Пьер Безухов, гоголевские Шпонька и Хома Брут... В том включена и сенсационная биография "Лев Толстой на кушетке психоаналитика", рассказывающая о знаменитом писателе с совершенно неожиданной стороны.

В целом издание дает представление о том, как развивается на Западе психоаналитическое литературоведение. Книга чрезвычайно интересна не только тем, кто изучает различные аспекты сексуальности и эротики, пронизывающих русскую культуру, но и всем, кто хотел бы глубже понять известные художественные произведения.

DJVU. Русская литература и психоанализ. Ранкур-Лаферьер Д.
Страница 608. Читать онлайн

так? Перебираю всех любимых мною людей — ни один не годится. К кому же прильнуть? Сделаться маленьким и к матери, как я представляю ее себе.

Да, да, маменька, к<отор>ую я никогда не называл еще, не умея говорить. Pà, она, высшее мое представление о чистой любви, но не холодной, Божеской, а земной, теплой, материнской. К этой тянулась моя лучшая, уставшая душа. Ты, маменька, ты приласкай меня.

Все это безумно, но все это правда (Толстой 1928 — 1958/55: 374; см. также: Гусев 1954: б0-61).

И в самом деле, безумно. Толстой признает здесь свою психопатологию, определяя испытываемые им ощущения как обычную депрессивную тоску («тоскливое состояние», или просто «тоску», если следовать сделанной им на другой же день дневниковой записи, посвященной предыдущему дню; см.: Там же: 207). Особенно необычным в описанном выше эпизоде представляется непосредственное обращение писателя к матери, или к «маменьке», то есть к.реальной, биологической матери, а не к тому возвышенному идеалу, которому он молился в годы своей юности. По-видимому, и в данном случае он называет свою мать так же, как и при ее жизни, хотя и пытается убедить нас в обратном: в самом деле, трудно поверить, чтобы Толстой, которому ко времени смерти его матери исполнилось уже 23 месяца, совсем не умел говорить (см.: Pigott 1992: 57). Только она, его теплая, ласковая «маменька», смогла бы привести его психику в нормальное состояние, избавить сына от душевных страданий. Но, увы, «маменьки» рядом не было. И вот результат: прошло много десятилетий, а старый писатель все еще тосковал по умершей родительнице.

На протяжении всей жизни над Львом Николаевичем нависала отбрасываемая смертью матери тень. Тот факт, что он и в старости испытывал тоску по умершей, может служить доказательством того, что в действительности он никогда не оплакивал по-настоящему ее уход из жизни, что он так и не примирился в подлинном смысле данного слова с тем, что утратил ее, когда был еще младенцем, и что до конца дней своих он испытывал, как говорят психоаналитики, потребность в потерянном объекте. С этим соглашались даже многие из ученых, которые не являются психоаналитиками. Янко Лаврин, например, отмечал: «Образ матери неизменно оставался объектом его как сознательной,так и бессознательной тоски» (Lavrin 1944: 118). Мари Семон говорит, что ранняя утрата матери привела к тому, что Толстой неизменно испытывал «une faim сГamour impossible à rassasier» — «неуемную жажду любви» (Semon 1984:

Обложка.
DJVU. Русская литература и психоанализ. Ранкур-Лаферьер Д. Страница 608. Читать онлайн