ПравообладателямРусская литература и психоанализ, Ранкур-Лаферьер Даниэль
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Даниэль Ранкур-Лаферьер djvu   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

Дениэл Ранкур-Лаферьер - современный американский литературовед, русист. В его книгу вошли работы, посвященные самым известным русским писателям: Пушкину, Лермонтову, Гоголю, Достоевскому, Льву Толстому, Солженицыну... Выводы западного ученого, опирающегося в своих исследованиях на методы классического и неклассического психоанализа (М.Кляйн, Д.-В.Винникот, X.Кохут, М.Малер, Дж.Боулби и др.), могут кого-то шокировать и даже возмутить. Но вместе с тем они дают богатую пищу для размышлений, позволяют совершенно по-новому взглянуть на такие хрестоматийные литературные персонажи, как Евгений Онегин, Татьяна Ларина, Пьер Безухов, гоголевские Шпонька и Хома Брут... В том включена и сенсационная биография "Лев Толстой на кушетке психоаналитика", рассказывающая о знаменитом писателе с совершенно неожиданной стороны.

В целом издание дает представление о том, как развивается на Западе психоаналитическое литературоведение. Книга чрезвычайно интересна не только тем, кто изучает различные аспекты сексуальности и эротики, пронизывающих русскую культуру, но и всем, кто хотел бы глубже понять известные художественные произведения.

DJVU. Русская литература и психоанализ. Ранкур-Лаферьер Д.
Страница 120. Читать онлайн

себе является противоядием чувству вины, которое тиран мог

бы испытывать. Как замечает Феничел:

<...> чем большей властью обладает человек, тем меньше он нуждается в оправдании своих действий. <...> борьба против чувсгва вины посредством власти может превратиться в порочный круг, неизбежно влекущий за собой накопление власги и даже совершение одного за другим преступлений из чувства вины, чтобы утвердить свою власть. К тому же такие преступления могут совершаться с целью доказать самому себе, что можно совершать злодеяния, не опасаясь возмездия, и тем самым подавить в себе чувство вины <...> (Fenichel 1945: 500),

Некоторые из описанных мной отклонений могут показаться читателю скорее ироничными выпадами в адрес Сталина. Повторение раз от раза глагола «обмануть», чтобы передать мироощущение Сталина, больше похоже на сатирическую псевдоидентификацию автора с героем, а не на личную проблему вождя". Однако а priori нельзя сказать, почему бы не могло иметь место и то, и другое. Многочисленные напьпценные эпитеты, характеризующие Сталина («Отец», «Хозяин», «Вождь», «Всевышний», «Всемогущий», «Величайший из великих», «Избранный Богом», «Мудрейший из мудрых» и т. д.), могут бьггь истолкованы и как показатели мегаломании Сталина, и как свидетельство сатирической враждебности рассказчика. Последнее особенно верно, поскольку эпитеты у Солженицына имеют тенденцию появляться в контексте там, где явно подразумевается их противоположное значение. Точно так же сталинская попытка заняться лингвистикой служит не только симптомом мегаломании, но и проявлением того, что Эдвард Браун называет «враждебным сатирическим намерением автора» (Brown 1973: ЗбЗ). Увлеченность чтением биографии — это и симптом болезни «сверхразвитого нарциссизма» Сталина, и еще один признак отрицательного отношения автора к своему герою (Г. Керн описывает этот отрывок, как «слегка смешанный с язвительностью», то есть язвительность является сатирической; см.: Kern 1974: 11). Замечание Солженицына о том, что Сталин страшится огромного пространства, которое он поработил, является особенно удачной комбинацией клинического диагноза (без употребления технического термина «агорафобия») и ироничной агрессивности. Сталин предстает очевидно ненормальным, предаваясь мечтам о начале Третьей мировой войны и желанию стать «императором планеты». С точки зрения некоторых читателей, здесь автор зашел слишком далеко в своих сатирических выпадах.

Обложка.
DJVU. Русская литература и психоанализ. Ранкур-Лаферьер Д. Страница 120. Читать онлайн