ПравообладателямРусская литература и психоанализ, Ранкур-Лаферьер Даниэль
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Даниэль Ранкур-Лаферьер djvu   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

Дениэл Ранкур-Лаферьер - современный американский литературовед, русист. В его книгу вошли работы, посвященные самым известным русским писателям: Пушкину, Лермонтову, Гоголю, Достоевскому, Льву Толстому, Солженицыну... Выводы западного ученого, опирающегося в своих исследованиях на методы классического и неклассического психоанализа (М.Кляйн, Д.-В.Винникот, X.Кохут, М.Малер, Дж.Боулби и др.), могут кого-то шокировать и даже возмутить. Но вместе с тем они дают богатую пищу для размышлений, позволяют совершенно по-новому взглянуть на такие хрестоматийные литературные персонажи, как Евгений Онегин, Татьяна Ларина, Пьер Безухов, гоголевские Шпонька и Хома Брут... В том включена и сенсационная биография "Лев Толстой на кушетке психоаналитика", рассказывающая о знаменитом писателе с совершенно неожиданной стороны.

В целом издание дает представление о том, как развивается на Западе психоаналитическое литературоведение. Книга чрезвычайно интересна не только тем, кто изучает различные аспекты сексуальности и эротики, пронизывающих русскую культуру, но и всем, кто хотел бы глубже понять известные художественные произведения.

DJVU. Русская литература и психоанализ. Ранкур-Лаферьер Д.
Страница 293. Читать онлайн

ства — обыденное, литературное или еще какое-нибудь — занимает действующее лицо. Я могу узнать о человеческом присутствии, почувствовав живой организм, услышав его речь или зафиксировав ero невербальные проявления. Но также я способен узнать о существовании человека и вовсе не сталкиваясь с сырым живым субстратом (если таковой существует в природе).

Например, я могу составить довольно сложное представление о личности, которую ни разу не видел воочию. Борис Ельцин столь же живо приходит мне на ум, как, скажем, и почтальон, ежедневно наведывающийся к моему дому, хотя я ни разу в жизни не встречал бывшего главу России. Сведения о нем я черпал из газет, журналов, телепередач и т. д., и эти данные, как и почтальон, воздействовали на мой внутренний персонифицирующий механизм'.

Все это относится и к такому литературному герою, как Пьер Безухов. Для меня он столь же реален, как и мои друзья, то есть настолько реален, насколько я оказался под воздействием данного литературного произведения. Я прекрасно сознаю: в отличие от моих друзей Безухов не облечен плотью и кровью. Однако данное обстоятельство становится мне понятным лишь послг того, как я вместе с Толстым персонифицирую Пьера. Правда, и насчет друзей я не особенно беспокоюсь, из плоти и крови ли они. В конце концов, они — люди, а не просто животные.

К тому же мне и в голову не приходит подвергать психоанализу своих друзей. Но я могу сделать это с Пьером Безуховым. Толстой посвящает читателя в самые сокровенные тайны Пьера, и тем не менее в силу того, что Пьер Безухов — вымышленный персонаж, он отстранен от читателя, что предоставляет больше возможностей для проведения психоанализа.

Знаменитая способносп Толстого заставлять своих персонажей поступать как реально существующие люди — вот еще одно основание для применения к Пьеру Безухову методов психоанализа, словно он и впрямь жил. Хэрольд Блум, литературовед из Йеля, пишет: «Персонажи "Войны и мира" столь мастерски выписаны, что они кажутся нам реальными, и потому Толстой стоит в одном ряду лишь с немногими авторами: богодухновенными творцами Библии, Гомером,,гранте, Чосером, Шекспиром, Сервантесом и, пожалуй, Прустом» (Bloom 1988: 2).

Константин Леонтьев утверждал: «<...> мы все любй.и и все знаем лично этого Пьера Безухова почти так же, как любим и знаем коротко какого-нибудь 6ействительно живущего или жив-

293

Обложка.
DJVU. Русская литература и психоанализ. Ранкур-Лаферьер Д. Страница 293. Читать онлайн