ПравообладателямРусская литература и психоанализ, Ранкур-Лаферьер Даниэль
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Даниэль Ранкур-Лаферьер djvu   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

Дениэл Ранкур-Лаферьер - современный американский литературовед, русист. В его книгу вошли работы, посвященные самым известным русским писателям: Пушкину, Лермонтову, Гоголю, Достоевскому, Льву Толстому, Солженицыну... Выводы западного ученого, опирающегося в своих исследованиях на методы классического и неклассического психоанализа (М.Кляйн, Д.-В.Винникот, X.Кохут, М.Малер, Дж.Боулби и др.), могут кого-то шокировать и даже возмутить. Но вместе с тем они дают богатую пищу для размышлений, позволяют совершенно по-новому взглянуть на такие хрестоматийные литературные персонажи, как Евгений Онегин, Татьяна Ларина, Пьер Безухов, гоголевские Шпонька и Хома Брут... В том включена и сенсационная биография "Лев Толстой на кушетке психоаналитика", рассказывающая о знаменитом писателе с совершенно неожиданной стороны.

В целом издание дает представление о том, как развивается на Западе психоаналитическое литературоведение. Книга чрезвычайно интересна не только тем, кто изучает различные аспекты сексуальности и эротики, пронизывающих русскую культуру, но и всем, кто хотел бы глубже понять известные художественные произведения.

DJVU. Русская литература и психоанализ. Ранкур-Лаферьер Д.
Страница 66. Читать онлайн

ем о смерти как угрозе со стороны отца, так и с ее приведением в исполнение. Итак, установлена еще одна связующая нить между Вием и отцом ведьмы/панночки.

/давайте теперь сопоставим впечатление Хомы Брута от Вия и описание того, что увидел во сне, предвещавшем смерть, пациент, проходивший курс лечения у психоаналитика: «У отца глаза широко раскрыты, и они страшны. Он поднимает свой палец и кричит на меня так, как привык кричать на меня в жизни» (Gutheil 1951: 393). Сходство с гоголевским Вием разительное: открытые глаза, указующий перст, громкий голос. Однако во сне грозная фигура и в самом деле является отцом пациента, тогда как у Гоголя это — Вий, мнимый образ отца.

Категорию «видимого/невидимого» и чаще — мотив (глаз) упоминают не только в связи с отцом ведьмы/панночки и Вием, но также и в отношении тех мест повести, где ведьма/панночка остается наедине с Хомой:

Когда ведьма вошла к Хоме в овечий хлев, ero в первую очередь испугало следующее: «он заметил, что глаза ее сверкнули каким-то необыкновенным блеском». Глаза фусалки, которую он видит, несясь почти над самой землей, «светлые, сверкающие, острые». Глаза ведьмы, обернувшейся красавицей, полны слез. Очи мертвой девушки, разумеется, закрыты, но Хоме кажется, будто она глядит на него. Ему даже привиделось, будто из-под ресницы ее правого глаза скатилась слеза, оказавшаяся на поверку каплей крови. Когда она встала из гроба [и подошла к кругу, который очертил вокруг себя философ], ее мертвые глаза распахнулись. Все страшнее и страшнее становились они. Во вторую ночь ее глаза позеленели, но по-прежнему оставались незрячими. Хома тем не менее страшно боится быть увиденным, испытывает безотчетный страх перед глазами панночки (Driessen 1965: 1б2).

Заметьте, наиболее характерной чертой Вия является то, что ero (дважды упомянутые) «длинные веки <...> опущены до самой земли». Все это имеет непосредственное отношение к следующему описанию ведьмы/панночки:

Перед ним лежала красавица с растрепанною роскошною косою, с

длинными, как стрелы, фесница ии (Гоголь 1937 — 195272: 188).

<...> /~есяиуы, упавшие стрелами на щеки <...> (Там же: 199).

Ему даже показалось, как будто из-под фесниуы правого глаза ее покатилась слеза <...> (Там же: 207; везде курсив мой. — Д. Р.-Л.).

Учитывая семантическое родство между понятиями «веко» и «ресница», представляется возможным связать Вия с ведьмой/панночкой. А для читателя, владеющего украинским язы-

Обложка.
DJVU. Русская литература и психоанализ. Ранкур-Лаферьер Д. Страница 66. Читать онлайн