ПравообладателямРусская литература и психоанализ, Ранкур-Лаферьер Даниэль
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Даниэль Ранкур-Лаферьер djvu   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

Дениэл Ранкур-Лаферьер - современный американский литературовед, русист. В его книгу вошли работы, посвященные самым известным русским писателям: Пушкину, Лермонтову, Гоголю, Достоевскому, Льву Толстому, Солженицыну... Выводы западного ученого, опирающегося в своих исследованиях на методы классического и неклассического психоанализа (М.Кляйн, Д.-В.Винникот, X.Кохут, М.Малер, Дж.Боулби и др.), могут кого-то шокировать и даже возмутить. Но вместе с тем они дают богатую пищу для размышлений, позволяют совершенно по-новому взглянуть на такие хрестоматийные литературные персонажи, как Евгений Онегин, Татьяна Ларина, Пьер Безухов, гоголевские Шпонька и Хома Брут... В том включена и сенсационная биография "Лев Толстой на кушетке психоаналитика", рассказывающая о знаменитом писателе с совершенно неожиданной стороны.

В целом издание дает представление о том, как развивается на Западе психоаналитическое литературоведение. Книга чрезвычайно интересна не только тем, кто изучает различные аспекты сексуальности и эротики, пронизывающих русскую культуру, но и всем, кто хотел бы глубже понять известные художественные произведения.

DJVU. Русская литература и психоанализ. Ранкур-Лаферьер Д.
Страница 743. Читать онлайн

Толстого: например, дворянин следует за простнгуткой в Сибирь, монах, испытывая неодолимое сексуальное влечение, отрубает себе палец, добродетельный крестьянин выполняет все, что ни взвалят на него, и так далее, — но художественный уровень выходящего из-под пера великого писателя никогда не снижался им ни сознательно, ни даже бессознательно. Толстой был глубоко творческой личностью и к тому же еще и нарциссистом. И так же не смог бы перестать писать, как и отказаться от половых сношений.

Позднышев, как и ero создатель, тоже предрасположен к мазохизму. Чтобы убедиться в этом, достаточно лишь вспомнить «какое-то особенное чувство упоения своим унижением», которое он испьггьшает, когда представляет себе, чем могут заниматься в его отсутствие жена и Трухачевский (см.: Там же/ 27: 66)'~«. В одной из редакций повести Позднышев философствует в подлинно толстовской манере: «<...> любить по-человечески можно только тех, которые нарушают твое спокойствие и счастье. Так и сказано: "люби ненавидящих"» (Там же: 411).

Не следует забывать и о том, что Позднышев чуть ли не на протяжении всей «Крейцеровой сонаты» укоряет себя за то, что испьггывал сексуальное влечение. Думать, что, потеряв невинность, ты совершаешь «падение», или называть «свинскими» вполне естественные между супругами половые сношения, которые поддерживались тобою, — это не что иное, как взваливать на себя вину за то, в чем ты не виноват, и тем самым наказывать себя неизвестно за что. Подобное направление мыслей можно рассматривать с полным на то основанием как одну из мягких форм проявления мазохизма.

Нравственный мазохизм Толстого является христианским по сути, хотя и не согласуется с постулатами современного русского православия.Как отмечал отец Александр Мень в предисловии к постсоветскому изданию «Исповеди» Толстого, Лев Николаевич до удивления мало знал об аскетических традициях русского православия (см.: Толстой 1991: 11). Мазохистская позиция Толстого основывалась на ero личных склонностях и — позже — на его собственном прочтении четырех Евангелий. Во время работы над «Крейцеровой сонатой» он частенько размышлял о таких сторонах учения Христа, которые связаны с болью и страданием. Тридцать первого июля 1889 года Лев Николаевич пишет в дневнике: «<...> любить можно только врагов, тех, к к<ому> не влечет. Любить можно, только подставляя щеку, только тех, к<оторые> бьют, и потому, что-

743

Обложка.
DJVU. Русская литература и психоанализ. Ранкур-Лаферьер Д. Страница 743. Читать онлайн