ПравообладателямРусская литература и психоанализ, Ранкур-Лаферьер Даниэль
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Даниэль Ранкур-Лаферьер djvu   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

Дениэл Ранкур-Лаферьер - современный американский литературовед, русист. В его книгу вошли работы, посвященные самым известным русским писателям: Пушкину, Лермонтову, Гоголю, Достоевскому, Льву Толстому, Солженицыну... Выводы западного ученого, опирающегося в своих исследованиях на методы классического и неклассического психоанализа (М.Кляйн, Д.-В.Винникот, X.Кохут, М.Малер, Дж.Боулби и др.), могут кого-то шокировать и даже возмутить. Но вместе с тем они дают богатую пищу для размышлений, позволяют совершенно по-новому взглянуть на такие хрестоматийные литературные персонажи, как Евгений Онегин, Татьяна Ларина, Пьер Безухов, гоголевские Шпонька и Хома Брут... В том включена и сенсационная биография "Лев Толстой на кушетке психоаналитика", рассказывающая о знаменитом писателе с совершенно неожиданной стороны.

В целом издание дает представление о том, как развивается на Западе психоаналитическое литературоведение. Книга чрезвычайно интересна не только тем, кто изучает различные аспекты сексуальности и эротики, пронизывающих русскую культуру, но и всем, кто хотел бы глубже понять известные художественные произведения.

DJVU. Русская литература и психоанализ. Ранкур-Лаферьер Д.
Страница 584. Читать онлайн

сколько из-за испьгганного рассказчиком отчаяния при встрече со смертью (мнимой, естественно), или, иначе, вследствие тревоги и депрессии. Кроме того, надо также принять во внимание и то обстоятельство, что, утверждаясь в вере в существование Бога, рассказчик открьгго признает свою виновность («я один виноват») и дает себе невысокую оценку («я <...> сам себе стал гадок»). Теперь, когда имеется кто-то, перед кем ему совсем не трудно ощущать себя виноватым и униженным, он может, не останавливаясь на этом, вести себя в соответствии со своими мазохистскими наклонностями, то есть наказывать и осуждать собственную же персону. Ничто не мешает ему отныне заниматься типичным для взрослых нравственным мазохизмом: скорее всего, именно ero он предпочтет омерзительному эротогенному мазохизму, которому предаются, как правило, подвергающиеся телесному наказанию дети с их нездоровой фантазией, о чем уже говорилось в предыдущих разделах «Записок». С точки зрения психологии, Бог вводится в этом месте в повествование весьма своевременно. Кроме того, насколько можно судить, занимаемая рассказчиком мазохистская позиция также смягчает депрессию. В общем, и то и другое можно отнести к своего рода терапевтическим средствам, выступающим в роли антидепрессанта, пусть и не столь уж сильного действия.

Жизнь рассказчика изменяется радикальнейшим образом. Семья и хозяйственные дела более не интересуют ero. Он много читает о христианских святых, которые все более и более представляются ему достойными того, чтобы служить другим примером. Страдания крестьян не оставляют ero равнодушным. Однажды, разговорившись со старой крестьянкой, он узнает, сколь тяжелую жизнь приходится ей вести, и осознает вслед за этим, что помещики живут фактически за счет нищеты и страданий таких вот людей. Когда ему предоставляется еще одна возможность приобрести поместье, он отказывается делать это, поскольку в данном имении крестьяне вынуждены собирать урожай на полях помещика, чтобы получить дозволение выпасать скот на ero лугах. Узнав, что муж не желает воспользоваться ситуацией, жена рассказчика приходит в ярость. Она ругает ero, но он преисполнен чувства радости, думая о том, что крестьяне — такие же люди, как и все, в общем, «братья, сыны Отца, как сказано в Евангелии». Сказав жене, что, купив поместье, не хочет эксплуатировать крестьян, рассказчик ощущает облегчение: «Вдруг как что-то давно щемившее меня оторвалось у меня, точно родилось» (Там же:

Обложка.
DJVU. Русская литература и психоанализ. Ранкур-Лаферьер Д. Страница 584. Читать онлайн