ПравообладателямРусская литература и психоанализ, Ранкур-Лаферьер Даниэль
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Даниэль Ранкур-Лаферьер djvu   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

Дениэл Ранкур-Лаферьер - современный американский литературовед, русист. В его книгу вошли работы, посвященные самым известным русским писателям: Пушкину, Лермонтову, Гоголю, Достоевскому, Льву Толстому, Солженицыну... Выводы западного ученого, опирающегося в своих исследованиях на методы классического и неклассического психоанализа (М.Кляйн, Д.-В.Винникот, X.Кохут, М.Малер, Дж.Боулби и др.), могут кого-то шокировать и даже возмутить. Но вместе с тем они дают богатую пищу для размышлений, позволяют совершенно по-новому взглянуть на такие хрестоматийные литературные персонажи, как Евгений Онегин, Татьяна Ларина, Пьер Безухов, гоголевские Шпонька и Хома Брут... В том включена и сенсационная биография "Лев Толстой на кушетке психоаналитика", рассказывающая о знаменитом писателе с совершенно неожиданной стороны.

В целом издание дает представление о том, как развивается на Западе психоаналитическое литературоведение. Книга чрезвычайно интересна не только тем, кто изучает различные аспекты сексуальности и эротики, пронизывающих русскую культуру, но и всем, кто хотел бы глубже понять известные художественные произведения.

DJVU. Русская литература и психоанализ. Ранкур-Лаферьер Д.
Страница 498. Читать онлайн

Наташа «в своем маленьком умственном хозяйстве» завела кое-какие мысли.

Странно, Пьер ведь не нуждается в предложенной ему нарциссической поддержке, по крайней мере, теоретически. Всего несколько страниц назад повествователь утверждал, что отныне Безухов ничего не требует от окружающих, что он принимает их такими, какие они есть. Предполагается, что он не нуждается в отзеркаливании. Утверждалось, что он способен обойтись без самообъектов.

И тут же Толстой на серебряном блюдечке преподносит идеальный (достигший совершенства) самообъект, и Пьер вряд ли сможет отказаться от такого предложения. Он быстро увидел в Наташе «судью» всем своим действиям. Он начинает смотреть на все ее глазами, будто она уже часть ero. Она становится своего рода его соерх-я, что наблюдает за ним, руководит им и одобряет каждое ero желание.

Уже три часа ночи. Молодой человек заканчивает свое повествование словами, что он вновь предпочел бы пережить вся тяготы плена, но только не оставаться прежним (a тем временем прежним он и становится). Происшедшее с ним заставило его выше прежнего ценить жизнь: «Пока есть жизнь, есть и счастье» (Там же: 222). Пристально взглянув на Наташу, он добавляет: «Я не виноват, что я жив и хочу жить; и вы тоже» (Там же: 223).

Наташа сквозь слезы говорит, что пора спать. Пьер наконец-то прощается и уходит.

Но, придя к себе, он никак не может заснуть. Он часами ходит взад и вперед по комнате. Легко представить, что за мысли роятся в ero голове. В конце концов он укладывается в постель и принимает окончательное решение: «Надо, как ни странно, как ни невозможно это счастье, — надо сделать все для того, чтобы быть с ней мужем и женой» (Там же: 224). Это не похоже на Пьера, который никак не мог решить, жениться ему на Элен или нет. Одновременно это и не тот Пьер, что накануне был беспристрастным мыслителем и для кого Наташа оставалась всего лишь приятным воспоминанием.

И все же он не делает решительного шага. Тут нет князя Василия, чтобы подтолкнуть нашего героя, во всем ему приходится полагаться на себя.

На следующий день он откладывает отъезд в Петербург. Есть и более безотлагательные дела. Все, с кем он встречается в тот день, кажутся ему такими приятными — собственный эконом Савельич, его кузина, старшая княжна, полицеймей-

Обложка.
DJVU. Русская литература и психоанализ. Ранкур-Лаферьер Д. Страница 498. Читать онлайн