ПравообладателямРусская литература и психоанализ, Ранкур-Лаферьер Даниэль
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Даниэль Ранкур-Лаферьер djvu   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

Дениэл Ранкур-Лаферьер - современный американский литературовед, русист. В его книгу вошли работы, посвященные самым известным русским писателям: Пушкину, Лермонтову, Гоголю, Достоевскому, Льву Толстому, Солженицыну... Выводы западного ученого, опирающегося в своих исследованиях на методы классического и неклассического психоанализа (М.Кляйн, Д.-В.Винникот, X.Кохут, М.Малер, Дж.Боулби и др.), могут кого-то шокировать и даже возмутить. Но вместе с тем они дают богатую пищу для размышлений, позволяют совершенно по-новому взглянуть на такие хрестоматийные литературные персонажи, как Евгений Онегин, Татьяна Ларина, Пьер Безухов, гоголевские Шпонька и Хома Брут... В том включена и сенсационная биография "Лев Толстой на кушетке психоаналитика", рассказывающая о знаменитом писателе с совершенно неожиданной стороны.

В целом издание дает представление о том, как развивается на Западе психоаналитическое литературоведение. Книга чрезвычайно интересна не только тем, кто изучает различные аспекты сексуальности и эротики, пронизывающих русскую культуру, но и всем, кто хотел бы глубже понять известные художественные произведения.

DJVU. Русская литература и психоанализ. Ранкур-Лаферьер Д.
Страница 775. Читать онлайн

том, что она же являлась и причиной того, что создававшиеся им произведения приводили буквально в восторг многих из его читателей. Как раз из-за того, что ero постоянно волновало мнение других о нем, он сумел развить в себе такое качество, как наблюдательность. Вовсе не случайно ero двоюродная тетка Александра"' («бабушка», как он называл ее) упоминает одновременно и о ero прозвище «тонкокожий», и î ero способности подмечать все до мельчайших подробностей (см.: Толстая 1978: 91). Он присматривался не только к другим, но и к себе, что впоследствии помогало создавать глубокие по содержанию художественные образы. И вообще трудно представить себе, откуда могли бы взяться в ero художественных произведениях столь яркие персонажи, если бы он был лишен дара наблюдательности, явившегося следствием его нарциссизма. Речь в данном случае идет не только о таких явно автобиографических героях, как застенчивый юный рассказчик в раннем очерке «История вчерашнего дня» (1851), самоуглубленный Нехлюдов в «Воскресении», последнем романе Толстого, или нарциссисты Пьер и князь Андрей из . Войны и мира», но и о других персонажах — в частности, об Анне Карениной, Наташе Ростовой и Каратаеве, — в которых присущие нашему герою черты проглядывают не столь уж определенно. В общем, я полностью согласен с биографом Толстого А.-Н. Уилсоном, который говорит: «Толстой был исключительно самоуглубленной натурой, и эта самоуглубленность, отличавшая ero всегда, и сделала его писателем» (Wilson 1988: 88).

Особенно ярким примером того, сколь волновало писателя мнение людей о нем, может служить эпизод, непосредственно связанный с «Крейцеровой сонатой». В конце декабря 1889 года эта повесть была зачитана другом Льва Николаевича Михаилом Стаховичем~ перед собравшимися в Ясной Поляне. А.М. Новиков'", учитель детей Толстого, вспоминал, что сам писатель, стоя за дверью, подслушивал незаметно, что говорят о его творении, и был глубоко уязвлен, когда уразумел, что оваций не будет (см.: Новиков 1928: 214).

Ясно, что Толстому, как замечает Новиков, безумно хотелось знать мнение других о работе, в которую он вложил душу. В дневниковой записи, сделанной несколькими днями позже, 27 декабря, содержится следующее высказывание: «Стах<ович> ничего не понимает» (Толстой 1928 — 1958/50: 196). B то время он все еще отрицал, что люди отнюдь не лицемерят, выражая свое несогласие с ним и его Позднышевым (спустя две недели у него изменится мнение по данному вопросу).

775

Обложка.
DJVU. Русская литература и психоанализ. Ранкур-Лаферьер Д. Страница 775. Читать онлайн