ПравообладателямРусская литература и психоанализ, Ранкур-Лаферьер Даниэль
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Даниэль Ранкур-Лаферьер djvu   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

Дениэл Ранкур-Лаферьер - современный американский литературовед, русист. В его книгу вошли работы, посвященные самым известным русским писателям: Пушкину, Лермонтову, Гоголю, Достоевскому, Льву Толстому, Солженицыну... Выводы западного ученого, опирающегося в своих исследованиях на методы классического и неклассического психоанализа (М.Кляйн, Д.-В.Винникот, X.Кохут, М.Малер, Дж.Боулби и др.), могут кого-то шокировать и даже возмутить. Но вместе с тем они дают богатую пищу для размышлений, позволяют совершенно по-новому взглянуть на такие хрестоматийные литературные персонажи, как Евгений Онегин, Татьяна Ларина, Пьер Безухов, гоголевские Шпонька и Хома Брут... В том включена и сенсационная биография "Лев Толстой на кушетке психоаналитика", рассказывающая о знаменитом писателе с совершенно неожиданной стороны.

В целом издание дает представление о том, как развивается на Западе психоаналитическое литературоведение. Книга чрезвычайно интересна не только тем, кто изучает различные аспекты сексуальности и эротики, пронизывающих русскую культуру, но и всем, кто хотел бы глубже понять известные художественные произведения.

DJVU. Русская литература и психоанализ. Ранкур-Лаферьер Д.
Страница 306. Читать онлайн

честь <...>» (Там же). Иначе: «Эгоизм, тщеславие, тупоумие, ничтожество во всем — вот женщины, когда они показываются все так, как они есть» (Там же).

Стало быть, Андрей — женоненавистник. Однако его враждебность с такой же силой распространяется и на мужчин. Он презирает не только женщин и навязанный ему после женитьбы круг общения, но все великосветское общество в целом (позже, в армии, многие ero сослуживцы станут также предметом его презрения). Князь ко всем настроен враждебно, и это обстоятельство связано с ero общей нарциссической проблемой. Он ужасно боится быль униженным. Его презрение к другим, или, следуя терминологии психоаналитиков, к обьекта.и, трудно отделить от чувства, что его са.иость подвергнется умалению («Je suis un homme Bni»). Таким образом, объекты являются не только объектами для Андрея, но и в терминах психологии самости Хайнца Кохута — «самообъектами»". О враждебном отношении князя Болконского к гостям в гостиной P. Йоссельсон говорит: «<...> другие аристократы, по Кохугу, не являются адекватными тождественными объектами. Он (то есть князь) не находит в них ни подпитки, ни признания и потому стремится сбежать». Чтобы убежать от таких ущербных самообъектов и вскормить свою «грандиозную самость», Андрей без зазрения совести бросит беременную жену и примется искать славы на бранном поле. Лучше умереть со славой, чем жить с постоянным чувством уязвленной гордости (см.: 1овзе1зоп 1986: 81)'".

А что же Пьер? Ведь в романе нас интересует именно он и ero проблемы, довольно отличные от Андреевых. Пока на протяжении долгого повествования князь Болконский, настоящая трагическая фигура, побеждает чувство грандиозности и принимает смерть, Пьер, одержимый чувством вины и раздираемый внутренними конфликтами, все время что-то ищет (см. у Кохута различие между «трагическим человеком» и «виновным человеком». первый обеспокоен утверждением собственной персоны, второй поглощен разрешением внутренних конфликтов) 2~.

Не вызывает сомнений, что как в молодом Пьере, так и в Андрее наличествует устойчивый нарциссический элемент (равно как и в Толстом, их создателе). Однако нарциссизм у Пьера, кажется, не столь явно подвергся нарушению, как у Андрея. У Пьера скорее детский нарциссизм, нежели ущемленный". Во всяком случае, ущемление не заметно с первых страниц романа. Читателю легче простить нарциссизм Пьера, нежели явную грандиозность князя. Пьер, кажется, поглощен

Обложка.
DJVU. Русская литература и психоанализ. Ранкур-Лаферьер Д. Страница 306. Читать онлайн