ПравообладателямРусская литература и психоанализ, Ранкур-Лаферьер Даниэль
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Даниэль Ранкур-Лаферьер djvu   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

Дениэл Ранкур-Лаферьер - современный американский литературовед, русист. В его книгу вошли работы, посвященные самым известным русским писателям: Пушкину, Лермонтову, Гоголю, Достоевскому, Льву Толстому, Солженицыну... Выводы западного ученого, опирающегося в своих исследованиях на методы классического и неклассического психоанализа (М.Кляйн, Д.-В.Винникот, X.Кохут, М.Малер, Дж.Боулби и др.), могут кого-то шокировать и даже возмутить. Но вместе с тем они дают богатую пищу для размышлений, позволяют совершенно по-новому взглянуть на такие хрестоматийные литературные персонажи, как Евгений Онегин, Татьяна Ларина, Пьер Безухов, гоголевские Шпонька и Хома Брут... В том включена и сенсационная биография "Лев Толстой на кушетке психоаналитика", рассказывающая о знаменитом писателе с совершенно неожиданной стороны.

В целом издание дает представление о том, как развивается на Западе психоаналитическое литературоведение. Книга чрезвычайно интересна не только тем, кто изучает различные аспекты сексуальности и эротики, пронизывающих русскую культуру, но и всем, кто хотел бы глубже понять известные художественные произведения.

DJVU. Русская литература и психоанализ. Ранкур-Лаферьер Д.
Страница 596. Читать онлайн

3.3. Сексуальность матери и материнская любовь

~\ля Льва Николаевича наиболее важной чертой матери являлась ее скромность. Скромность, которая проявлялась буквально во всем. В одной из редакций «Воспоминаний» Толстой, зачеркнув относившиеся к матери слова «очень кротка», рассказывает затем о ее удивительной способности контролировать себя: <<...> она, по рассказам прислуги, была хотя и вспыльчива, но сдержанна. "Вся покраснеет, даже заплачет,- рассказывала мне ее горничная, — но никогда не скажет грубого слова". Она и не знала их» (Толстой 1928 — 1958/34: 349). Впрочем, нам трудно поверить, чтобы высококультурная, образованная женщина, каковой живописует Толстой свою мать, и впрямь не ведала грубых слов.

Интересно, конечно, что выводило так из себя Марию Николаевну? Но ответа на этот вопрос нам найти, увы, уже не удастся. Но что бы то ни было, Толстой, судя по всему, был весьма горд тем, что его мать контролировала свои чувства. /~олжно быть, ее самоконтроль простирался и на эмоции, связанные с сексуальностью. Мария Николаевна была не в меру стыдливой женщиной, о чем свидегельствует та литература, которой она как читательница отдавала явное предпочтение. В одном из писем подруге она говорит, что в книге, которую она принялась было читать, столь много непристойностей («si rempli сГ1пс1езсепсез» (цит. по: Молоствов, Сергеенко 1909: 22)), что пришлось прекратить чтение"'. Подобное положение вещей бесконечно радовало Толстого. Как-то раз, в июне 1908 года, вспоминал Д.П. Маковицкий", «Софья Андреевна рассказала услышанное от Молоствова про мать Л.Н., что она мерзких книг не читала и сказала о них, что они душу загрязняют» (Маковицкий 1979/3: 113). Толстой, вступив в разговор, высказался об изданном незадолго до этого романе Михаила Арцыбашева'" о свободной любви, вызвавшем разные толки, и заявил: Моя мать читала книги гораздо лучше, чем "Санин". Тогда читали только выдающиеся книги» (Там же). Ero мать, слава Богу, сторонилась мыслей о сексе. Несомненно, в основе морализованного сверх всякой меры отношения самого Толстого к сексуальности лежало, помимо прочих факторов, и то обстоятельство, что он идентифицировал себя с матерью и ее подходом к вопросам, касавшимся сексуальности.

Согласно Толстому, его мать сперва была помолвлена с одним из сыновей некоего московского князя. В приводимом ниже рассуждении Льва Николаевича о матери также затрагивается

Обложка.
DJVU. Русская литература и психоанализ. Ранкур-Лаферьер Д. Страница 596. Читать онлайн