ПравообладателямРусская литература и психоанализ, Ранкур-Лаферьер Даниэль
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Даниэль Ранкур-Лаферьер djvu   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

Дениэл Ранкур-Лаферьер - современный американский литературовед, русист. В его книгу вошли работы, посвященные самым известным русским писателям: Пушкину, Лермонтову, Гоголю, Достоевскому, Льву Толстому, Солженицыну... Выводы западного ученого, опирающегося в своих исследованиях на методы классического и неклассического психоанализа (М.Кляйн, Д.-В.Винникот, X.Кохут, М.Малер, Дж.Боулби и др.), могут кого-то шокировать и даже возмутить. Но вместе с тем они дают богатую пищу для размышлений, позволяют совершенно по-новому взглянуть на такие хрестоматийные литературные персонажи, как Евгений Онегин, Татьяна Ларина, Пьер Безухов, гоголевские Шпонька и Хома Брут... В том включена и сенсационная биография "Лев Толстой на кушетке психоаналитика", рассказывающая о знаменитом писателе с совершенно неожиданной стороны.

В целом издание дает представление о том, как развивается на Западе психоаналитическое литературоведение. Книга чрезвычайно интересна не только тем, кто изучает различные аспекты сексуальности и эротики, пронизывающих русскую культуру, но и всем, кто хотел бы глубже понять известные художественные произведения.

DJVU. Русская литература и психоанализ. Ранкур-Лаферьер Д.
Страница 639. Читать онлайн

ство читателей повести присущими ему самому чувством вины и отвращением к половым сношениям. Однако, вполне возможно, он «заразил» их, и весьма успешно, представлением о психическом состоянии психопата-женоубийцы, заставил самих ощутить то, что Махоко Егучи назвал «экстремистским» чувством (Eguchi 199б: 420), а Владимир Гольштейн — «мерзостными чувствами» (Golstein 199б: 457).

В работах, предшествовавших «Крейцеровой сонате», Толстой придерживался менее радикальных, хотя и столь же противоречивых, взглядов на сексуальность. В качестве примера приведем следующий отрывок из его трактата «В чем моя вера?» (1884):

Я понимаю теперь, что единобрачие есть естественный закон человечества, который не может быть нарушаем <...> не могу поощрять безбрачное житье людей зрелых для брака; не могу содействовать разлуке мужей с женами; не могу делать различия между совокуплениями, называемыми браками и не называемыми так; не могу не считать священным и обязательным только то брачное соединение, в котором раз находится человек (Толстой 1928 — 1958723: 457 — 458).

В данном сочинении право на половые сношения практически включается в основные права человека. В связи с этим хочу упомянуть об одном случае, который имел место зимой 1884/1885 года. Он как нельзя лучше характеризует позицию, которую в то время занимал Толстой. Навестив Егора Лазарева'ез, заточенного в ту пору в Бутырской тюрьме, Лев Николаевич «обратил внимание на молодую пару воркующих голубков» в комнате для посещений. Лазарев объяснил ему, что это ссыльный с женой, которая «жила на воле», и что их обвенчали в тюрьме. О последовавшей реакции Толстого Лазарев так рассказывает в своих воспоминаниях:

- Как, — спрашивает Лев Николаевич, — значит, они до сих пор остаются на положении жениха и невесты~..

Я улыбнулся утвердительно. <...>

Но Лев Николаевич не унимался.

- Как, — снова спрашивает он, — неужели им не позволяют остаться одним... вместе спать не дают? (Лазарев 1978/1: 324 — 325),

Егор лишь улыбнулся в смущении. Толстой нахмурился и

задумался. После неловкого молчания он заявил со слезами на

глазах: «Какое варварство!» (Там же).

Несколько позже, в марте 1888 года, Лев Николаевич писал

Черткову, что «общение с женою для рождения детей» — это

Обложка.
DJVU. Русская литература и психоанализ. Ранкур-Лаферьер Д. Страница 639. Читать онлайн