ПравообладателямРусская литература и психоанализ, Ранкур-Лаферьер Даниэль
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Даниэль Ранкур-Лаферьер djvu   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

Дениэл Ранкур-Лаферьер - современный американский литературовед, русист. В его книгу вошли работы, посвященные самым известным русским писателям: Пушкину, Лермонтову, Гоголю, Достоевскому, Льву Толстому, Солженицыну... Выводы западного ученого, опирающегося в своих исследованиях на методы классического и неклассического психоанализа (М.Кляйн, Д.-В.Винникот, X.Кохут, М.Малер, Дж.Боулби и др.), могут кого-то шокировать и даже возмутить. Но вместе с тем они дают богатую пищу для размышлений, позволяют совершенно по-новому взглянуть на такие хрестоматийные литературные персонажи, как Евгений Онегин, Татьяна Ларина, Пьер Безухов, гоголевские Шпонька и Хома Брут... В том включена и сенсационная биография "Лев Толстой на кушетке психоаналитика", рассказывающая о знаменитом писателе с совершенно неожиданной стороны.

В целом издание дает представление о том, как развивается на Западе психоаналитическое литературоведение. Книга чрезвычайно интересна не только тем, кто изучает различные аспекты сексуальности и эротики, пронизывающих русскую культуру, но и всем, кто хотел бы глубже понять известные художественные произведения.

DJVU. Русская литература и психоанализ. Ранкур-Лаферьер Д.
Страница 218. Читать онлайн

Первый отрывок из приведенных выше стихов о Сталине был особенно популярен. Это — припев патриотической песни, которую знали все, чья молодость пришлась на время диктатуры Сталина. Сатирик Александр Зиновьев использовал фрагмент этой песни в качестве названия спорной статьи о Сталине, в которой он удивительно хорошо отзывается о советском вожде (см.: Зиновьев 1983).

Таким образом, образ Сталина в культуре тридцатых годов так или иначе ассоциировался с самолетами и полетами. Сталина давно нет в живых, но в народном сознании эта связь не угасла: например, когда Василий Аксенов написал книгу «Стальная птица», всем было понятно, что речь в ней шла о Сталине. В 80-е годы ХХ века группа московских подростков называла себя «Сталинские орлята» (см.: Cullen 1988).

Тем более унизительным, должно быть, представлялся разгром советской авиации в первые дни войны с Германией. В самом деле, именно авиация была той частью советской военной машины, которая понесла наиболее сокрушительные потери. Ббльшая часть самолетов, потерянных 22 июня 1941 года (всего — 1200), даже не успела подняться с земли. По свидетельству историка Джона Эриксона, Люфтваффе «не оставила камня на камне от советских самолетов, плотными рядами стоявших на аэродромах» (Erikson 1975/1:118). Те самолеты, что успели подняться в небо, стали легкой добычей немецких «мессершмиттов».

Читатели Войновича вряд ли знакомы с точными статистическими данными, но им наверняка хорошо известен факт разгрома сталинской авиации в начале войны. Поэтому, повествуя о слабостях Сталина, Войнович в первую очередь упоминает его увлечение самолетами.

С точки зрения психоанализа эти уколы носят, в частности, «кастрирующий» характер. В тексте может и не быль упоминания о кастрации, но она является основополагающим мотивом, если принять во внимание психосексуальную символику полета.

Например, в известной песне на стихи А.И. Фатьянова (1919 — 1959) «Перелетные птицы» (1945) и музыку В.П. Соловьева-Седого (1907 — 1979) из кинофильма «Небесный тихоход» (194б, реж. С.А. Тимошенко) близость с женщиной описывается как неравноценная замена (а следовательно — семантический эквивалент) пилотированию самолета:

Потому, потому, что мы пилоты,

Небо наш... небо наш родимый дом.

218

Обложка.
DJVU. Русская литература и психоанализ. Ранкур-Лаферьер Д. Страница 218. Читать онлайн