ПравообладателямРусская литература и психоанализ, Ранкур-Лаферьер Даниэль
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Даниэль Ранкур-Лаферьер djvu   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

Дениэл Ранкур-Лаферьер - современный американский литературовед, русист. В его книгу вошли работы, посвященные самым известным русским писателям: Пушкину, Лермонтову, Гоголю, Достоевскому, Льву Толстому, Солженицыну... Выводы западного ученого, опирающегося в своих исследованиях на методы классического и неклассического психоанализа (М.Кляйн, Д.-В.Винникот, X.Кохут, М.Малер, Дж.Боулби и др.), могут кого-то шокировать и даже возмутить. Но вместе с тем они дают богатую пищу для размышлений, позволяют совершенно по-новому взглянуть на такие хрестоматийные литературные персонажи, как Евгений Онегин, Татьяна Ларина, Пьер Безухов, гоголевские Шпонька и Хома Брут... В том включена и сенсационная биография "Лев Толстой на кушетке психоаналитика", рассказывающая о знаменитом писателе с совершенно неожиданной стороны.

В целом издание дает представление о том, как развивается на Западе психоаналитическое литературоведение. Книга чрезвычайно интересна не только тем, кто изучает различные аспекты сексуальности и эротики, пронизывающих русскую культуру, но и всем, кто хотел бы глубже понять известные художественные произведения.

DJVU. Русская литература и психоанализ. Ранкур-Лаферьер Д.
Страница 588. Читать онлайн

ваться под углом освещения этой темы в «Крейцеровой сонате», отражавшей, естественно, позицию ее автора, и доводов, выдвигавшихся в этой повести в поддержку данной идеи. То, о чем говорил Толстой в завершающей части «Записок сумасшедшего», вступало в явное противоречие с обычными концепциями семейной жизни, предполагающими, в частности, и нормальные половые отношения между мужем и женой. Муж, ищущий смысла этой жизни в нравственном мазохизме, в конце концов приходит и к мазохизму полового самоотречения [т. е. к отказу от половой жизни], что едва ли понравится какой-либо жене.

Трудно также поверить и в то, что ее вполне устроит дальнейшее выполнение обязанностей, навязанных образом идеализированной и в то же время вызывающей ненависть матери ее мужа.

Глава 3

ТОЛСТОЙ И ЕГО МАТЬ

3.1. Смерть и мать

В «Записках сумасшедшего», как мы уже видели, вопрос о смерти разрешается тем, что ее раз и навсегда удаляют из реальности: «Нет и смерти», — говорится в повести. Главный результат упоминавшейся выше самотерапии, к которой прибегает «сумасшедший» — по существу, сам Толстой, — заключается в том, что ему удается отогнать от себя депрессивные мысли о смерти.

Почему же автор «Записок» фокусирует внимание читателя на смерти? В качестве предварительной гипотезы хочу выдвинуть следующую идею: первой (и потому имевшей для нашего героя наибольшее значение) смертью, с которой столкнулся Толстой в своей жизни, стала кончина его матери, случившаяся в ту пору, когда он был еще карапузом, лишь начавшим ходить. За высокими мощными волнами депрессивной тревоги, прослеживаемыми столь явственно в «Записках сумасшедшего», таится самая ужасная из всех потерь, понесенных Толстым в детские годы.

Выше я отмечал сходсгво комнаты в Арзамасе со склепом в Кочаках, где была погребена мать писателя. Много уже говорилось и о том, что рассказчик персонифицирует смерть, наделяя ее голосом, которым та ведет с ним диалог. По мне-

Обложка.
DJVU. Русская литература и психоанализ. Ранкур-Лаферьер Д. Страница 588. Читать онлайн