ПравообладателямРусская литература и психоанализ, Ранкур-Лаферьер Даниэль
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Даниэль Ранкур-Лаферьер djvu   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

Дениэл Ранкур-Лаферьер - современный американский литературовед, русист. В его книгу вошли работы, посвященные самым известным русским писателям: Пушкину, Лермонтову, Гоголю, Достоевскому, Льву Толстому, Солженицыну... Выводы западного ученого, опирающегося в своих исследованиях на методы классического и неклассического психоанализа (М.Кляйн, Д.-В.Винникот, X.Кохут, М.Малер, Дж.Боулби и др.), могут кого-то шокировать и даже возмутить. Но вместе с тем они дают богатую пищу для размышлений, позволяют совершенно по-новому взглянуть на такие хрестоматийные литературные персонажи, как Евгений Онегин, Татьяна Ларина, Пьер Безухов, гоголевские Шпонька и Хома Брут... В том включена и сенсационная биография "Лев Толстой на кушетке психоаналитика", рассказывающая о знаменитом писателе с совершенно неожиданной стороны.

В целом издание дает представление о том, как развивается на Западе психоаналитическое литературоведение. Книга чрезвычайно интересна не только тем, кто изучает различные аспекты сексуальности и эротики, пронизывающих русскую культуру, но и всем, кто хотел бы глубже понять известные художественные произведения.

DJVU. Русская литература и психоанализ. Ранкур-Лаферьер Д.
Страница 747. Читать онлайн

ской заботы (обильно задокументированного)'"' Маша подобна ему. Толстой был бы счастлив, если бы за компанию с ним подвергали себя мазохистским страданиям и близкие ему люди, если бы и остальные члены ero семьи стали заниматься самобичеванием. В тот период, когда он писал «Крейцерову сонату», единственным из ero домочадцев, кто проявлял склонность следовать его идеалам и в чьей душе находили отклик слова Льва Николаевича о том, что необходимо заниматься самопожертвованием, любить врага и, если вас ударили по одной щеке, подставлять обидчику и другую, и прочее-прочее, все в том же духе, была Маша. И не потому, что Толстой внушал именно ей свои идеи (точно так же он пытался привить их и другим членам семьи, причем некоторые, включая и дочь Татьяну, пьггались отважно противостоять возражениям Софьи Андреевны, стать такими же мазохистами, как и их наставник)""'. Скорее всего, Маша пошла по стопам отца лишь по той простой причине, что «мать не любила ее».

Кое-кто из членов семьи Толстого называл мазохизм Маши «английским», — возможно, потому, что она говорила по-английски более свободно, чем на своем родном, русском, языке, поскольку за ней с детства присматривала англичанка «мисс Эмили», служившая гувернанткой в доме Толстых. О Маше говорили, например, что она страдает от чего-то такого, что зовется «mania anglicana», «болезнью характера», причем этот недуг, по словам Сергея Михайловича Толстого, внука Льва Николаевича, заключался в том, «что делаешь не то, что тебе нравится, а то, что хотят от тебя другие» (Толстой 1994: 159). Маша всегда была готова помочь другим. С исключительным вниманием она относилась к проживавшим в Ясной Поляне крестьянам, работала вместе с ними в поле, ухаживала за ними, когда те болели, обучала их грамоте. С полным на то основанием Сергей Михайлович говорит, что Маша «была единственной, в которой он [Лев Николаевич] себя узнавал» (Там же: 171), и называет ее «самой последовательной толстовкой из всех детей Толстого» (Там же: 159; см. также: Толстой 19б9: 128). И снова, как говорит наш герой, все потому, что «мать не любила ее».

Угроза лишичъся дорогой Маши впервые нависла над Львом Николаевичем в период работы над «Крейцеровой сонатой», начатой им в конце 1888 года. Дело в том, что она и верный последователь учения Толстого Павел Бирюков влюбились друг в друга и, соответственно, поставили нашего героя в известность о своем вполне естественном намерении пожениться. Толстой,

747

Обложка.
DJVU. Русская литература и психоанализ. Ранкур-Лаферьер Д. Страница 747. Читать онлайн