ПравообладателямРусская литература и психоанализ, Ранкур-Лаферьер Даниэль
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Даниэль Ранкур-Лаферьер djvu   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

Дениэл Ранкур-Лаферьер - современный американский литературовед, русист. В его книгу вошли работы, посвященные самым известным русским писателям: Пушкину, Лермонтову, Гоголю, Достоевскому, Льву Толстому, Солженицыну... Выводы западного ученого, опирающегося в своих исследованиях на методы классического и неклассического психоанализа (М.Кляйн, Д.-В.Винникот, X.Кохут, М.Малер, Дж.Боулби и др.), могут кого-то шокировать и даже возмутить. Но вместе с тем они дают богатую пищу для размышлений, позволяют совершенно по-новому взглянуть на такие хрестоматийные литературные персонажи, как Евгений Онегин, Татьяна Ларина, Пьер Безухов, гоголевские Шпонька и Хома Брут... В том включена и сенсационная биография "Лев Толстой на кушетке психоаналитика", рассказывающая о знаменитом писателе с совершенно неожиданной стороны.

В целом издание дает представление о том, как развивается на Западе психоаналитическое литературоведение. Книга чрезвычайно интересна не только тем, кто изучает различные аспекты сексуальности и эротики, пронизывающих русскую культуру, но и всем, кто хотел бы глубже понять известные художественные произведения.

DJVU. Русская литература и психоанализ. Ранкур-Лаферьер Д.
Страница 833. Читать онлайн

времени воздерживаются от половых сношений и для совокупления «сходятся только тогда, когда могут производить потомство» (Там же/ 27: 36). Действительно, большинство млекопитающих (исключение представляют лишь шимпанзе и некоторые другие виды животных) спариваются только во время овуляции (периодического выхода яйца (женской половой клетки) из яичника), сопровождаемой течкой у самок. Как весьма убедительно показал Роберт Эдвардс, Толстой в данном случае находился под влиянием «Акушерства» Алисы Стокгэм (см.: Edwards 1993: 97, 101). Однако Лев Николаевич не мог проникнуться этой идеей столь уж глубоко, поскольку она расходилась с другой, ero собственной, идеей о животной сути «обезьяньего занятия» (см.: Толстой 1928 — 1958727: 36). Кроме того, подобная трактовка поведения животных противоречила выведенным в повести образам, связанным и с другими «меньшими нашими братьями»: например, половая связь в период беременности характеризовалась Толстым как «свиная связь» (Там же: 34), а вступление людей в брак — в некоторых черновых редакциях «Крейцеровой сонаты» — ассоциировалась в сознании писателя с «собачьей свадьбой», любовью по-собачьи» (или, в другой вариации, — «любовью собачьей») и прочими «собачьими» образами (см.: Там же: 355, 356, 359, 378, 410). Кстати, ассоциируемые с собаками навязчивые образы секса, возможно, имеют какое-то отношение к тому обсгоятельству, что Толстой не выносил собачьего лая (см.: Гольденвейзер 1959: 307, 376).

"' Единственное ограничение, соблюдать которое могли бы порекомендовать современные врачи Льву Николаевичу и Софье Андреевне, уже имевшим нескольких детей, — это приостановить половые сношения после двадцать восьмой недели беременности (см.: Benson, Pernoll 1994: 144).

"' По свидетельству психоаналитика Вен Карпман, подобные взгляды Толстого представляли собой «вполне определенную мазохист- скую реакцию на обостренное чувство вины» (Karpman 1938: 45).

'" Вл. Вольфсон, чьи пуританские «научные» взгляды по вопросам «физиологии и гигиены» были на удивление схожи с соответствующими воззрениями Толстого, утверждал, что главное для продолжения человеческого рода — это снижение высокого уровня детской смертности, а не поощрение людей вступать в брак (см.: Вольфсон 1910: 89 — 98).

"' Зябрев Константин Николаевич (1846 — 1895) — обнищавший, безответный крестьянин из Ясной Поляны и последователь Толстого (более подробно об этом человеке см. в изд: Зябрев 1915: 79 — 80; Зябрев 1960а: 191 — 196). С Константином Николаевичем и ero семьей Лев Николаевич поддерживал довольно близкие отношения, о чем можно судить хотя бы по тому, что, когда Зябрев убежал от жены и детей, Толстой вспахивал его поле, засеивал, а затем и убирал урожай. Заметим также, что бабушкой Константина Николаевича по отцовской линии была Авдотья Никифоровна Зябрева, кормилица Л.Н. Толстого.

"' Понятие «первичная сцена», хотя н не в ero первоначальном, или психоаналитическом, значении, используется и Ч. Айсенбергом

27 д. Ранкур-Лаферьер

Обложка.
DJVU. Русская литература и психоанализ. Ранкур-Лаферьер Д. Страница 833. Читать онлайн