ПравообладателямРусская литература и психоанализ, Ранкур-Лаферьер Даниэль
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Даниэль Ранкур-Лаферьер djvu   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

Дениэл Ранкур-Лаферьер - современный американский литературовед, русист. В его книгу вошли работы, посвященные самым известным русским писателям: Пушкину, Лермонтову, Гоголю, Достоевскому, Льву Толстому, Солженицыну... Выводы западного ученого, опирающегося в своих исследованиях на методы классического и неклассического психоанализа (М.Кляйн, Д.-В.Винникот, X.Кохут, М.Малер, Дж.Боулби и др.), могут кого-то шокировать и даже возмутить. Но вместе с тем они дают богатую пищу для размышлений, позволяют совершенно по-новому взглянуть на такие хрестоматийные литературные персонажи, как Евгений Онегин, Татьяна Ларина, Пьер Безухов, гоголевские Шпонька и Хома Брут... В том включена и сенсационная биография "Лев Толстой на кушетке психоаналитика", рассказывающая о знаменитом писателе с совершенно неожиданной стороны.

В целом издание дает представление о том, как развивается на Западе психоаналитическое литературоведение. Книга чрезвычайно интересна не только тем, кто изучает различные аспекты сексуальности и эротики, пронизывающих русскую культуру, но и всем, кто хотел бы глубже понять известные художественные произведения.

DJVU. Русская литература и психоанализ. Ранкур-Лаферьер Д.
Страница 840. Читать онлайн

1982. Владимир Гольштейн в своих рассуждениях заходит еще дальше, утверждая, будто бы в «Крейцеровой сонате» Толстой делает из евреев козлов отпущения (см.: Golstein 199б: 459).

""'Возможно, образ «готтентота» сохранился в бессознательном Толстого после прочтения «Исповеди» (1765) Жан-Жака Руссо, которой наш герой столь восхищался, и знакомства с упоминаемым в этом произведении «мавром», отличавшимся резко выраженными гомосексуальными наклонностями (см.: Rousseau 1954: 71 — 73).

"" См. также: Schefski 1989: 2б. Хотя в указанной работе и говорится, что Василий «постоянно изводит жену, обвиняя ее в неверности», Шефски даже не пьггается разобраться в том, что же в действительности кроется за подобным поведением главного персонажа повести. «Позднышев умышленно подбивает жену исполнить вместе с его соперником "Крейцерову сонату"», — отмечает, в свою очередь, Хенриетта Мондри и утверждает, что последующее убийство женщины было предпринятой Позднышевым «попыткой самоочищения» (см.: Mondry 1988: 172).

"Имеется в виду Василий Степанович Перфильев (182б — 1890), в 1857 — 18б2 гг. уездный предводитель дворянства. (Примеч. nepea.)

"'Любовная связь упоминаемого здесь женатого Василия Перфильева (дальнего родственника Л.Н. Толстого) с незамужней в ту пору пианисткой Екатериной Чихачевой (впоследствии Сытиной) подтверждается в изд.: Сытина 1939: 40б.

" Более подробно о гомосексуализме в жизни и работах Толстого см.: Karlinsky 197б; Rancour-Laferriere 1993a: 139 — 154; Shirer 1994: 293сл.; Wilson 1988: 8б — 91; Fodor 1989: 14б — 148; Rothstein 1984: 225- 22б. Очевидно, наиболее прямым свидетельством гомосексуальных наклонностей Льва Николаевича служат известные признания, содержащиеся в дневниковой записи от 29 ноября 1851 г.: «Я никогда не был влюблен в женщин» (Толстой 1928 — 1958/4б: 237); «В мужчин я очень часто влюблялся» (Там же). Тогда же наш герой упоминает и о девяти мужчинах, в которых он «влюблялся» в дни своей юности. Из них, откровенничает Толстой, он продолжал любить только помещика,Ямитрия Алексеевича Дьякова (1823 — 1891), которому и посвятил следующие строки:

«<...> я никогда не забуду ночи, когда мы с ним ехали из П<ирогова?>, и мне хотелось, увернувшись под полостью, его целовать и плакать. Было в этом чувстве и сладостр<астие>, но зачем оно сюда попало, решить невозможно; потому что, как я говорил, никогда воображение не рисовало мне любрические* картины, напротив, я имею страшное отвращение» (Там же: 238).

В той же записи писатель продолжает говорить о сокровенном: «Я влюблялся в м<ужчин>, прежде чем имел понятие о возможности педерастии; но и узнавши, никогда мысль о возможности соития не входила мне в голову» (Там же: 237).

* Любрический — соблазнительный. (Щимеч. саед.)

Обложка.
DJVU. Русская литература и психоанализ. Ранкур-Лаферьер Д. Страница 840. Читать онлайн