ПравообладателямРусская литература и психоанализ, Ранкур-Лаферьер Даниэль
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Даниэль Ранкур-Лаферьер djvu   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

Дениэл Ранкур-Лаферьер - современный американский литературовед, русист. В его книгу вошли работы, посвященные самым известным русским писателям: Пушкину, Лермонтову, Гоголю, Достоевскому, Льву Толстому, Солженицыну... Выводы западного ученого, опирающегося в своих исследованиях на методы классического и неклассического психоанализа (М.Кляйн, Д.-В.Винникот, X.Кохут, М.Малер, Дж.Боулби и др.), могут кого-то шокировать и даже возмутить. Но вместе с тем они дают богатую пищу для размышлений, позволяют совершенно по-новому взглянуть на такие хрестоматийные литературные персонажи, как Евгений Онегин, Татьяна Ларина, Пьер Безухов, гоголевские Шпонька и Хома Брут... В том включена и сенсационная биография "Лев Толстой на кушетке психоаналитика", рассказывающая о знаменитом писателе с совершенно неожиданной стороны.

В целом издание дает представление о том, как развивается на Западе психоаналитическое литературоведение. Книга чрезвычайно интересна не только тем, кто изучает различные аспекты сексуальности и эротики, пронизывающих русскую культуру, но и всем, кто хотел бы глубже понять известные художественные произведения.

DJVU. Русская литература и психоанализ. Ранкур-Лаферьер Д.
Страница 563. Читать онлайн

2.2. В тревоге и одиночестве

В 1958 году уже упоминавшийся выше английский психоаналитик с(.-В. Винникот опубликовал интереснейшую работу «Способность быть одному» («The Capacity to Be Alone»). Хотя этот труд посвящен в основном детям, содержащиеся в нем выводы вполне применимы и к потерявшим психическое равновесие взрослым, к каковым относился и совершавший упомянутую выше поездку Толстой, оказавшийся не в состоянии переносить спокойно, не страдая, разлуку с близкими.

Согласно Винникоту, нормально развивающийся ребенок уже в самом раннем возрасте научается оставаться один, не испытывая при этом чувства тревоги, но при условии, что мать, находясь рядом, предоставляет ero самому себе. «Достаточно хорошая» мать создает для ребенка то, что Винникот называет «поддерживающим эго окружением».

Со временем поддерживающее эго окружение приводит в процессе интроекции* к формированию ребенка как личности и, соответственно, к развитию способности оставаться какое-то время в полном одночестве. Однако все это теоретически отнюдь не исключает того, что рядом с ребенком постоянно находится кто-то — кто-то, кого малыш, совершенно бессознательно, отождествляет в конечном счете с матерью и кто в течение какого-то времени, — скажем, на протяжении первых в жизни младенца дней и недель, — занят исключительно уходом за вверенным ero попечению юным созданием (Winnicott 1972: 36).

Парадоксально, но факт: ребенок приобретает привычку оставаться один, не испытывая при этом тревогу, в то самое время, когда он не бывает в буквальном смысле слова один, а находится с матерью (или няней), на которую, впрочем, не обращает, казалось бы, никакого внимания. Совершая бессознательно интроекцию присутствия матери, придающего ему чувство уверенности, ребенок со временем научается бьггь в одиночестве уже в буквальном смысле этого слова, не испытывая при этом тревоги или депрессии (за исключением особых, необычных обстоятельств). Подобная способность является одним из основных признаков эмоциональной зрелости.

* Интроекция — используемый в психологии латинский термин, обозначающий включение индивидом в свой внутренний мир воспринимаемых им взглядов, мотивов и установок других людей или образцов, являющихся основой идентификации, или самоотождесгвления, личности с другим человеком, группой, образцом. (Щимеч. перев.)

Обложка.
DJVU. Русская литература и психоанализ. Ранкур-Лаферьер Д. Страница 563. Читать онлайн