ПравообладателямРусская литература и психоанализ, Ранкур-Лаферьер Даниэль
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Даниэль Ранкур-Лаферьер djvu   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

Дениэл Ранкур-Лаферьер - современный американский литературовед, русист. В его книгу вошли работы, посвященные самым известным русским писателям: Пушкину, Лермонтову, Гоголю, Достоевскому, Льву Толстому, Солженицыну... Выводы западного ученого, опирающегося в своих исследованиях на методы классического и неклассического психоанализа (М.Кляйн, Д.-В.Винникот, X.Кохут, М.Малер, Дж.Боулби и др.), могут кого-то шокировать и даже возмутить. Но вместе с тем они дают богатую пищу для размышлений, позволяют совершенно по-новому взглянуть на такие хрестоматийные литературные персонажи, как Евгений Онегин, Татьяна Ларина, Пьер Безухов, гоголевские Шпонька и Хома Брут... В том включена и сенсационная биография "Лев Толстой на кушетке психоаналитика", рассказывающая о знаменитом писателе с совершенно неожиданной стороны.

В целом издание дает представление о том, как развивается на Западе психоаналитическое литературоведение. Книга чрезвычайно интересна не только тем, кто изучает различные аспекты сексуальности и эротики, пронизывающих русскую культуру, но и всем, кто хотел бы глубже понять известные художественные произведения.

DJVU. Русская литература и психоанализ. Ранкур-Лаферьер Д.
Страница 465. Читать онлайн

ните обед с Рамбалем или трапезу с русскими солдатами под Можайском).

Безухову полегчало. Он говорит Каратаеву, что не стоит о нем беспокоиться (наш герой наконец-то осознает, что ему сохранили жизнь). Каратаев спрашивает, как его взяли. Пьер отвечает, что ero схватили и судили за поджоги. Каратаев тут же угощает «барина» еще одной поговоркой: «Где суд, там и неправда» (Там же: 46). В ответ на вопросы Безухова Платон объясняет, что французы взяли ero из военного госпиталя (он еще болен и при Пьере неоднократно кашляет). Затем он называет Безухову свое имя и добавляет, что в полку его окрестили «соколик». Здешние арестанты тоже зовут ero «соколиком». Довольно странно, что он дважды повторяет свое прозвище Пьеру. Когда последний спрашивает ero, не скучно ли ему смотреть на то, что творится в Москве, Каратаев молвит: «Как не скучать, соколик! Москва, она городам мать. Как не скучать на это смотреть» (Там же).

Каратаев продолжает молоть языком, задавая Пьеру вопросы о ero богатстве, семье и т. д. Когда он узнает, что у Пьера нет матери, он кажется особенно опечаленным и говорит: «Жена для совета, теща для привета, а нет милей родной матушки!» (Там же: 47). Когда ему становится известно, что у Пьера нет детишек, он молвит: «Что ж, люди молодые, еще даст Бог, будут. Только бы в совете жить...» (Там же).

«Да теперь все равно», — роняет Безухов (Там же). Каратаев тут как тут с новой поговоркой: «От сумы да от тюрьмы никогда не отказывайся» (Там же).

Затем он рассказывает о том, как вместо брата ero забрили в солдаты. И, вновь называя Пьера «соколиком», винит судьбу («Рок головы ищет») и говорит, что счастье прячется под личиною беды («думали горе, ан радость!»): у ero брата ведь пять детишек, тогда как у него, Платона, осталась одна жена (их дочь умерла во младенчестве). «Наше счастье <...),- молвит Каратаев, — как вода в бредне: тянешь — надулось, а вьггащишь — ничего нету» (TaM же).

Эти речи внесли в душу Пьера умиротворение. Когда Каратаев, помолившись, уснул, Безухов чувствует, что «прежде разрушенный мир теперь с новой красотой, на каких-то новых и незыблемых основах, воздвигался в его душе» (Там же: 48). Из всех арестантов Пьер пронесет через годы ясные и дорогие воспоминания лишь о Платоне Каратаеве.

В глазах нашего героя этот солдат — «олицетворение всего русского, доброго и круглого» (Там же). Образ округлости

Обложка.
DJVU. Русская литература и психоанализ. Ранкур-Лаферьер Д. Страница 465. Читать онлайн