ПравообладателямРусская литература и психоанализ, Ранкур-Лаферьер Даниэль
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Даниэль Ранкур-Лаферьер djvu   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

Дениэл Ранкур-Лаферьер - современный американский литературовед, русист. В его книгу вошли работы, посвященные самым известным русским писателям: Пушкину, Лермонтову, Гоголю, Достоевскому, Льву Толстому, Солженицыну... Выводы западного ученого, опирающегося в своих исследованиях на методы классического и неклассического психоанализа (М.Кляйн, Д.-В.Винникот, X.Кохут, М.Малер, Дж.Боулби и др.), могут кого-то шокировать и даже возмутить. Но вместе с тем они дают богатую пищу для размышлений, позволяют совершенно по-новому взглянуть на такие хрестоматийные литературные персонажи, как Евгений Онегин, Татьяна Ларина, Пьер Безухов, гоголевские Шпонька и Хома Брут... В том включена и сенсационная биография "Лев Толстой на кушетке психоаналитика", рассказывающая о знаменитом писателе с совершенно неожиданной стороны.

В целом издание дает представление о том, как развивается на Западе психоаналитическое литературоведение. Книга чрезвычайно интересна не только тем, кто изучает различные аспекты сексуальности и эротики, пронизывающих русскую культуру, но и всем, кто хотел бы глубже понять известные художественные произведения.

DJVU. Русская литература и психоанализ. Ранкур-Лаферьер Д.
Страница 463. Читать онлайн

,1~аже то, что он пережил на Бородинском поле, не идет ни

в какое сравнение с ero нынешним опьггом:

С той минуты, как Пьер увидал это страшное убийство, совершенное людьми, не хотевшими этого делать, в душе его как будто вдруг выдернута была та пружина, на которой все держалось и предсгавлялось живым, и все завалилось в кучу бессмысленного сора. <...> Эго состояние было испытываемо Пьером прежде, но никогда с такою силой, как теперь. Прежде, когда на Пьера находили такого рода сомнения, — сомнения эти имели источником собственную вину. И в самой глубине души Пьер тогда чувствовал, что от того отчаяния и тех сомнений было спасение в самом себе. Но теперь он чувствовал, что не ero вина была причиной того, что мир завалился в ero глазах и остались одни бессмысленные развалины. Он чувствовал, что возвратиться к вере в жизнь — не в его власти (Там же).

Безухову нанесена серьезная психическая травма. Ему нисколько не легче от того, что ~аву спас ему жизнь. Молодой человек способен думать лишь о том ужасном зрелище, свидетелем коего стал. То и дело оно безжалостно всплывает перед ero взором: «Но только что он закрывал глаза, он видел пред собой то же страшное, в особенности страшное своей простотой, лицо фабричного и еще более страшные своим беспокойством лица невольных убийц» (Там же). Граф не может избавиться от этого воспоминания.

Останься Пьер в подобном психическом состоянии продолжительное время, он бы погрузился в глубокую депрессию (мы уже видели, как он впадал в депрессию и по меньшему поводу). А следующим, самым естественным шагом было бы самоубийство.

Но, прежде чем солнце закатилось над этим исполненным смертей днем, Пьер встретил своего спасителя из народа- Платона Каратаева.

Глава 21

С КАРАТАЕВЫМ

,Для всех читателей «Войны и мира» очевидно, что автор расположен к «простому народу». Российские литературоведы, в первую очередь такие, как А.А. Сабуров, Г.В. Краснов, Э.Е. Зайдешнур и Я.С. Билинкис, обращали существенное внимание на эту сторону романа.

Правда, главные герои и героини «Войны и мира» принадлежат к высшему свету, а не к крестьянской общине. Но все доброе в них — это народные качества. Как подмечает P.Ô. Хрис-

Обложка.
DJVU. Русская литература и психоанализ. Ранкур-Лаферьер Д. Страница 463. Читать онлайн